Комарик и дудочка

 

Жил-был на свете Комарик. Он был такой маленький, что его никто не мог разглядеть: ни Ёжик, ни Белочка, ни даже Божья коровка. И поэтому никто с ним не дружил.

Вот однажды сидел Комарик на травинке и плакал. Мимо проходила Лесная Фея, а уж она-то всё на свете видела и слышала!

– Почему ты так горько плачешь, маленький Комарик? – спросила волшебница.

– Потому что я так хочу со всеми дружить, а меня даже не замечают! – всхлипывая, ответил Комарик.

– Не плачь, – сказала Фея. – Я дам тебе волшебную дудочку. Научись играть на ней, и тебя сразу заметят.

Сказала так и исчезла. А в лапках у Комарика осталась маленькая-маленькая, ещё меньше, чем он сам, дудочка.

«Как же на ней можно громко играть?» –  засомневался Комарик, но стал прилежно учиться.

Он занимался каждый день, долго и упорно, в укромном местечке. И вот однажды Комарик вылетел на поляну, сел на цветок ромашки и заиграл весёлую задорную мелодию. И тут же сбежались все звери, жучки и паучки, прилетели бабочки и птицы, стали петь и плясать, и веселиться.

А потом устали, сели на травку и стали спрашивать друг у друга, кто же это так хорошо на дудочке играет? Пригляделись – и увидели и дудочку, и Комарика! Все очень удивились, что такой маленький Комарик так громко и хорошо играет.

И все-все: и Ёжик, и Белочка, и Божья коровка, и другие звери, птицы и жуки – захотели с ним дружить!

 

Как Ёжик с Кактусёнком подружился

 

Жил-был на свете Ёжик. Был он колючий и добрый, как все ёжики. Вот пошёл он погулять и в окошке соседнего домика увидел Кактусёнка.

Кактусёнок нежился на солнышке и негромко мурлыкал себе под нос настоящую кактусячью песенку:

У кота  – пушинки,

У меня – колючки,

У лисы – хитринки,

У меня – цветочки!

– А что, у тебя и вправду есть цветочки? – спросил у Кактусёнка Ёжик.

Кактусёнок ничего не ответил, только повернулся другим боком. И Ёжик увидел настоящие белые цветы, очень красивые, и пахло от них мёдом!

«А у меня никогда-никогда не вырастет ни одного цветочка», – заплакал Ёжик. Ему стало так обидно!

Кактусёнок увидел, что Ёжик плачет, и очень удивился:

– Ёжик, почему ты плачешь?

– Потому, что я – не кактус, и у меня никогда не вырастет ни одного цветочка, никогда! – и он заплакал ещё горше.

– Ёжик, не плачь! Знаешь, когда я был маленький, я все время плакал, потому что хотел стать ёжиком. Ведь у ежей есть целых четыре лапы, они умеют бегать, сворачиваться клубком и играть в догоняшки! Это так замечательно – быть ёжиком! – сказал Кактусёнок.

– Это правда? – всхлипнул Ёжик.

– Правда. Честное кактусячье, – ответил Кактусёнок. – Верь мне. Ведь я гораздо старше тебя. Кактусы живут долго, а растут медленно. Хочешь, я буду твоим старшим другом?

– Очень хочу! – ответил Ёжик и перестал плакать.

Замечательно, когда у тебя есть старший друг. Особенно, если у твоего друга всегда с собой цветы.

 

Бывалая Авторучка

 

Авторучка узнала, что она – младшая сестра автомобиля. Или, по крайней мере, его племянница. Ведь половина имени у них одинаковая!

И очень загордилась. Стала из окна высовываться – автомобилям приветствия выкрикивать. И упала на дорогу. Что делать? Раздавят ведь родственники!

Тогда она нарисовала себе колеса и поехала. Весело бибикала, а автомобили бибикали ей в ответ. Потом нарисовала себе парус и все-все моря-океаны прошла вдоль и поперёк, всех рыб разглядела. А потом нарисовала себе ракетный двигатель и улетела в космос. Столько всего повидала!

А потом ей это надоело, она двигатель отцепила и упала в свою карандашницу.

Тут пришёл Писатель, взял Авторучку и написал книгу, большую и интересную. И стал знаменитым. Все ему хлопали, хвалили:

– Какой талант! Какая эрудиция!

«Талант… эрудиция, – посмеивалась Авторучка. – Куда бы он без меня делся, без моего жизненного опыта!»

 
Жучок по имени Паучок

 

Жил-был жучок по имени Паучок.

Вышел он на прогулку и встретил Гусеницу.

– Привет! – сказала она. – Я – Гусеница, а ты кто?

– А я – Паучок, – ответил жучок.

– Ой! Я боюсь пауков! – закричала Гусеница.

Поджала ножки и упала с ветки в густую траву.

Жучок огорчился и пошел дальше.

Навстречу ему – Кузнечик.

– Добрый  день! – сказал он. – Я – Кузнечик, а ты кто?

– Паучок, – ответил жучок и  хотел добавить, что это только имя такое, но Кузнечик уже испугался и ускакал.

Заплакал жучок и дальше пошёл. От слёз не разглядел дороги и попал в паутину.

Выбегает из укрытия настоящий Паук и кричит:

– Ага, кто это мне на обед попался?!

А жучок и отвечает:

– Паучок!

– Ой, я своих родственников не ем! – сказал подслеповатый Паук и освободил жучка.

 

Сказка про Серебристого Дракончика

На маленьком речном островке, поросшем пахучей ромашкой, жил крошечный Серебристый Дракончик.

Голова у него была только одна, зато хвост раздваивался вилочкой. Дракончик был покрыт чешуёй с головы до пяток, каждая чешуйка была не больше бисеринки и, конечно, серебристого цвета. И блестел Дракончик на солнце, как зеркало, и во все стороны от него сыпались разноцветные солнечные зайчики. Красота!

Только вот очень боялся Дракончик на свет выходить. Потому что всем он сразу становился заметен – и коршуну, и дикому камышовому коту, и сороке-белобоке.

Понятно, что такой маленький Дракончик должен бояться хищников, а причем тут сорока? Да ведь она тащит в гнездо все красивое и блестящее, вот и Серебристого Дракончика однажды пыталась утащить, но он выскользнул из её клюва и спрятался под корягой. Лапку вывихнул. И с тех пор выходил погулять только по ночам.

Ах, как любил он смотреть на ночное небо! Дракончик подолгу разговаривал со звёздами и помнил по имени каждую, а имена он придумывал сам, и при этом очень старался, чтобы звезде оно понравилось.

Дракончик был уверен, что эти звёзды – такие же дракончики, как и он, только живут на небе. Он сам наверняка тоже жил на небе, но упал вниз. И упал слишком низко, чтобы взлететь обратно. Его крылышки, похожие на стрекозиные, оказались слишком слабыми. Но, может быть, однажды поднимется сильный ветер и унесёт Дракончика на небо…

. . . Так думал Серебристый Дракончик, сидя, как всегда, на краю своей раковины и болтая лапками… Вдруг одна звезда сорвалась с места и стремительно заскользила вниз!

Маленький Дракончик от волнения затрещал крылышками, не сводя глаз с падающей сверкающей точки…

Звёздочка упала так далеко! Новый несчастный дракончик приземлился по ту сторону реки, куда Серебристому Дракончику никогда не долететь…

Серебристый Дракончик упал в свою раковину мордочкой вниз и горько заплакал…  Но когда подстилка из ивовых пушинок стала совсем мокрой, Дракончик вытер глаза и стал собираться в дальнюю дорогу.

Он выбросил из раковины все свои нехитрые драгоценности: речную жемчужину, цветное стеклышко и обрывок голубой ленточки. Затем Серебристый Дракончик выстлал дно раковины свежим пухом и принялся толкать её к реке.

Когда Дракончик наконец столкнул свой домик в воду, его охватил такой ужас, что он снова заплакал. Ведь никогда в жизни Дракончик не покидал своего острова, он не умеет плавать и очень плохо летает, и неизвестно вообще, заканчивается ли где-нибудь эта бескрайняя вода…

Очень может быть, что она и есть весь остальной мир…

Тут у Дракончика внутри всё похолодело: ведь если это действительно так, то упавший дракончик в конце концов утонет!

Серебристый Дракончик решительно прыгнул в раковину и оттолкнулся от берега…

 

Вскоре Дракончик устал, и ему захотелось спать. Но где-то там, вдалеке, его помощи ждал друг…  Дракончик грёб из последних сил, и глазки его потихоньку слипались…

Серебристому Дракончику снилось, что крылья его стали огромными и сильными, и он мигом долетел до тонущего друга и протянул ему лапку.

И на новых крыльях Серебристого Дракончика оба они долетели до неба.

 

Большой ромашковый Мяв

 

Тигрёнок Мяв мечтает поскорее вырасти. Каждое утро поливает макушку родниковой водой. Делает зарядку для лап, усов и хвоста. Учится грозно рычать, глядя в зеркало. Но получается один только «мяв». И это его очень огорчает!

Солнышко решило помочь тигрёнку и хорошенько прогрело его самыми горячими лучами.

И вдруг на макушке Мява выросли ромашки! Большие, красивые, душистые!

На их аромат слетелись пчёлы, бабочки и божьи коровки. Все едят сладкий нектар и наперебой хвалят Мява!

А тот и не знает, радоваться ему или огорчаться. Неловко как-то получилось: солидный такой тигрёнок – и с букетом на макушке!

Но когда на чудесный ромашковый аромат прилетела из дальних стран птица Колибри и пропела, что ничего вкуснее этого нектара и в жизни не ела, Мяв решил, что цветы на макушке – это здорово!

«Все тигрята когда-нибудь становятся взрослыми тиграми, а такая удивительная полянка есть только у меня!» – подумал Мяв и замурлыкал.

 

 

Зелёное  Солнышко

 

У бедного маленького Рака совсем не было клешней-хваталок. Нечем ему было рыбу ловить и улиток из раковин выколупывать. Оттого он и маленький был: голодал. От врагов нечем было защищаться, всех он боялся.

Но однажды прилетела к нему Речная Фея и сказала:

– Я исполню твое самое большое желание! Но только одно. Хорошенько подумай!

Маленький Рак обрадовался и хотел было загадать себе большие-пребольшие клешни, но потом ему стало жалко рыбок и улиток…

– Превратите меня в Солнышко!

Фея исполнила его желание, и маленький Рак стал маленьким зёленым Солнышком, добрым и весёлым. Теперь он не голодал и ни от кого не прятался! Он всем рыбкам и лягушкам светил, и все его любили.

А на его родной речке теперь круглый год стояло лето!

 

 

Улыбка грустного Ёжика

 

Жил-был на свете грустный Ёжик. Он был хороший Ёжик – добрый и в меру колючий. Но почему-то никто никогда не видел, как он смеётся или хотя бы улыбается.

Жил Ёжик в своём аккуратном, добротном домике, который сам сложил из разноцветной гальки и скрепил илом. Крышу Ёжик сделал из сосновых досок и выкрасил красной краской. А ещё на крыше была сверкающая чёрная труба. Когда из трубы шёл синий дымок, это означало, что Ёжик печёт булочки, сушит сухарики или заваривает чай.

Чай Ёжик любил липовый – нежно-жёлтый, пахнущий июлем, солнцем и липовым мёдом, и все в лесу знали: после того, как Ёжик попьёт вечерний чай, он непременно будет петь.

Пел Ёжик удивительно красивые, но грустные песенки собственного сочинения. В них не было слов – одна  только музыка, но Белочке казалось, что песенки звучат по-беличьи, Зайчику – по-заячьи, а Божьей Коровке – по-жучиному. Такие вот удивительные песенки получались у Ёжика. И каждый вечер – новая.

Зверята с нетерпением ждали, когда из чёрной трубы домика под красной крышей пойдёт дым: это означало,  что скоро Ёжик будет петь. Все тихо усаживались на лужайку под окном дома, раскрывали зонты, если шёл дождь, и слушали, слушали, слушали…

Но вот однажды, дослушав новую тихую мелодию, Белочка вытерла пушистым хвостом слезинку и воскликнула:

– Друзья! Ну почему же наш Ёжик сочиняет такие грустные песенки? Неужели в его добром сердце нет места радости? Неужели он никогда не радовался первому весеннему дождю и ласковому солнцу?

Она соскочила с ветки и постучала в дверь.

Все звери, затаив дыхание, ждали.

Пение прекратилось. Все думали, что хозяин спросит: «Кто там?», но Ёжик сразу открыл дверь.

– Ой, сказал он удивлённо. – Очень рад Вас видеть, Белочка! Как приятно, что Вы заглянули ко мне! Проходите, прошу Вас!

Он был подслеповат  и не заметил Белочкиных друзей.

– А я не одна! Мы с друзьями каждый вечер слушаем, как Вы поёте!

Ёжик удивился. Он и не думал, что его песенки кому-то нравятся! Да и откуда ему было это знать – ведь никто ему этого не говорил!

Ёжик распахнул дверь пошире и пригласил всех в гости.

Белочка, Божья Коровка, Синичка, Заяц, Бурундук и Галчонок вошли в дом и увидели большой стол, на столе  –  самовар. А напротив самовара – глиняный горшок с высоким растением. У него были красивые резные листья, высокий сочный стебель, а на вершине стебля – огромный голубой бутон. И светился этот бутон изнутри удивительным серебристым светом!

Все гости ахнули от изумления и принялись расспрашивать Ёжика, откуда у него такой необыкновенный цветок, и когда  он распустится.

Ёжик сразу погрустнел. А потом сказал:

– Однажды давно я сидел у окна и смотрел на звёзды. Вдруг одна из них полетела вниз и упала прямо перед моим домом! Я выбежал на лужайку с фонарём, но нашёл не звезду, а странное голубое семечко и посадил его в горшок. А бутон у этого растения появился целых полгода назад. Мне казалось, что внутри бутона кто-то живёт, и я начал с ним разговаривать, а потом – петь ему песенки. И бутон светился и качался в такт мелодии.

…Каждое утро, только проснувшись, Ёжик бежал посмотреть, не раскрылся ли цветок. Так прошло много времени… Бутон стал понемногу усыхать, и свет внутри него становился всё тусклее и тусклее. И песенки Ёжика становились всё грустнее день ото дня.

– Ну, вот и всё, – печально закончил Ёж и тяжело вздохнул.

Все звери окружили цветок, и с волнением вглядывались в голубой бутон…  Он засветился чуть сильнее, но вдруг снова потускнел.

И тогда Белочка крикнула:

– Галчонок, спой свою любимую песенку!

И Галчонок запел песню о том, как чудесно пахнет свежая влажная земля, когда из неё появляются зелёные ростки, как много солнечного света льётся на них с весеннего неба!

Потом песню подхватила Божья Коровка. Она пела об одуванчиках и ароматном июльском мёде. А Бурундучок с Белочкой вслед за ней запели про то, как душисты осенью кедровые орехи и сочны спелые ягоды…

А когда все звери и птицы спели любимую колыбельную Ёжика, бутон вдруг раскрылся!

Искристый, звёздный свет и необыкновенный, неземной аромат залили всю комнату, а откуда-то из глубины цветка зазвучала удивительная музыка. Гости слушали эти волшебные звуки, затаив дыхание, и вдруг увидели, что Ёжик улыбается – так ласково и  так хорошо, как умеют улыбаться только ёжики!

 

Певчий Унитаз

 

Один Унитаз очень любил петь. По ночам он пел романсы, по утрам – марши, а на ночь всегда исполнял колыбельную. Но людям эти песни почему-то совсем не нравились. Они думали, что Унитаз больной, и все время пытались его вылечить. Вызовут сантехника – а Унитаз молчит. Он стеснительный был и при чужих не пел. «Зачем вызывали?  – сердится сантехник.  –  Совершенно исправный унитаз!».

А когда люди догадались, что их Унитаз просто музыку любит, то купили ему плеер с наушниками и много-много разных кассет.

Унитаз обрадовался и перестал петь. Целыми днями классику слушал и убедился, что ему ещё многому научиться надо и голос поставить. А чтобы ему никто не мешал, репетировал только тогда, когда людей дома не было.

И все были довольны.