У чувства счастья есть свои размеры, длительность, вкус и даже направленность.  Особенно ярко мы их испытываем в момент достижения долгожданной цели.

В детстве моя сёстра Татьяна собирала конфетные фантики, и из солидарности я ходил с ней по кызылординским улицам высматривая их на дорогах и арыках,  а если  мне удавалось найти что-то новое я испытывал вспышку радостного чувства, похожего на счастье. Оно быстро проходило, но его хотелось  испытывать ещё и ещё раз, что заставляло меня продолжать искать и высматривать эти цветные бумажки в пыли дорог.

Я любил и люблю сладкое, но дома почти никогда не было конфет и когда отец давал нам открытки-приглашения на новогоднюю елку я знал, что там дают подарочные  мешочки с разными сладостями.  Помню, с каким вожделением я в них «копался» и пробовал, пробовал, пробовал и, наверное, в тот момент тоже был счастлив.

Школа всегда была для меня рутиной. Учиться мне было не интересно, зато мне нравилось читать сказки и книжки  про войну и я их просто «глотал» с квадратными глазами и это тоже приносило ощущения, похожего на счастье.

Странно, но не могу вспомнить о чём же меня делало счастливым  в школе. Наверное, это каникулы, когда не надо делать уроки и можно болтаться на улице у утра и до ночи.

Всё изменилось с приходом в мою жизнь спорта. В нём я увидел что-то настоящее. Реальные поднимания настоящей железной штанги 3-5 раз в неделю. Преодоление страха перед новым, доселе не покорённым весом меня не на шутку привлекала. У меня это получалось лучше чем у других и в течение одного года меня включили в состав сборной команды Казахстана по тяжёлой атлетике.

В начале спортивного пути меня окружали, как мне казалось атлеты, которые тоже любили тягать железо, но через год я уже ездил на всесоюзные соревнования, а они довольствовались максимум республиканскими. Тогда я не задумывался с чем это связано, а из тренеров никто не объяснял. Объяснение этому феномену я нашёл уже тогда, когда стал заниматься наукой и много чего перечитал из области общей и спортивной психологии.

На мой взгляд я отличался завышенными амбициями с  одновременно заниженным порогом инстинкта самосохранения. Благодаря этим ненормальностям я «подсел» на «кайф», который испытывал от каждого раннее не покорённого веса. Меня заводила публика и соперники, которые во все времена что-то пытаются друг другу доказать. Возникает постоянная потребность испытывать новый глоток кратковременного ощущения счастья от покорения каждой новой  высоты.  Погоня за  таким «кайфом» продолжалась до 26 лет, а дальше всё застопорилось. Начал искать причины.

Знания двигают нас вперёд, но именно они иногда и останавливают. Неплохо разобравшись в биомеханике организации спортивных движений, я понял, что дальнейший прогресс в любимом спорте уже невозможен из-за отсутствия у меня должной гибкости в плечевых суставах. Достигнув реализации очередной мечты- выполнение норматива Мастера спорта СССР я «завязал» со штангой и полностью переключился на тренерскую деятельность и науку.

Как выявилось, для ощущения полноты жизни, мне просто необходимо время от времени испытывать чувство счастья.  Отойдя от спорта как спортсмен жизнь стала серой и противной. Лёжа на диване я часами смотрел на потолок и чувствовал, как жизнь проходит мимо меня. В таких философских состояниях обычно падаешь в своих глазах.

Не сразу, но я находил новую  мечту — стимул, которая  таила в себе амбициозное желание доказать кому-то что-то и достигая его я получал свою долгожданную дозу счастья. Например, чтобы стать Мастером спорта СССР понадобилось 10 лет.  Дальше полоса  пустоты. И тогда судорожно начаешь искать новую мечту — стимул , как потенциальный источник  следующей «дозы» счастья. Для меня это стало своеобразным наркотиком, но дозами были определённые дела и поступки( выступления, изобретения, статьи, разработки, книги и т.д.)

В спорте я пытался доказать что-то соперникам  в зале и на соревнованиях.

Занявшись наукой я рассчитывал, что в этом мире уж точно лежит неиссякаемый «наркоисточник» кайфа, но всё изменилось в один момент. Как выявилось, для меня очень важно, чтобы то чем я занимаюсь давали конкретный ощутимый результат. Но спорт стал более криминальным и проблема  использования допингов сделала его грязным и антигуманным. В этой связи в одночасье мой спортивный интерес к профессиональному спорту затух, но уверен, что когда-нибудь всё нормализуется, разум возобладает и  мои разработки будут непременно востребованы.

Таким образом я снова оказался на «голодном» пайке и снова «ломка» и снова возникла дилемма: где искать новый источник счастья?

Иногда то, что ищешь далеко оказывается совсем рядом. Думал ли я, что делом всей моей оставшейся жизни станут корейские дела. Как любое новое дело я его начал их основательно изучать. На это ушло  несколько лет.

Чем бы я не занимался, для меня важно найти в нём  слабое звено. Только устранив его, можно сделать скачок вперёд. Так в тяжёлой атлетике и большом теннисе я разработал новые технологии обучения, которые позволили сократить сроки обучения в несколько раз. Я не оговорился- в несколько раз.

Такое слабое звено я нашёл и в  корейском движении всего постсоветского пространства. Им оказалось слабо поставленная  просветительская деятельность общественных организаций. В тоже время,  без её существенного усиления  все напряги будут испытывать только карманы. Они будут постоянно опустошаться, а нужного результата, скорее всего, не будет.

Корейцы  научились хорошо «делать» деньги, строить и изобретать, но испытывают проблемы в вопросах, связанных с самым важным делом- как создавать правильного человека.

Будучи профессиональным педагогом я многое подчерпнул не из идеологизированных книг, а  личными наблюдениями  за собственными переживаниями души, а также тысяч моих учеников в спорте и студентов в институте, где проработал 17 лет.

В итоге, мои выводы оказались  не утешительными. Самое главное  противоречие в воспитании наших детей и внуков, заложено между нашими представлениями о том, какие качества мы хотим в них воспитать и нашими делами и поступками, которые они, конечно же, в первую очередь, сканируют.

Пишу об этом, как человек, прошедший путь заблудшего и окончательно понявшего, что нельзя научить других быть счастливыми, если сам несчастлив.

А что есть счастье? Оно будет только в том случае, если:

— любимые люди рядом, которых вы всегда рады видеть и делить с ними и радость и горе;

— есть любимое творческое  дело, где вы профессионал и которое востребовано обществом;

— есть дети, которым вы неосознанно наглядно демонстрируете, как жить и, тем самым, становитесь для них носителем правильного мировоззрения.

Мало кому удаётся быть счастливым троекратно, но  «попадание» даже только в одну «десятку» из трёх уже немалое обретение.

Конечно, легче сказать, чем суметь так жить, но это как правильно организованный тренировочный процесс. Если всё сделано как надо, то результаты будут непременно. А в каком виде должно проявиться счастье?

Помимо кайфа от счастья, которое испытываешь так же как и раньше( удовлетворение личных амбиций), появляется какое-то более глубокое чувство  от  поступков и действий своих  детей, учеников и  коллег-сослуживцев. Их успехи — ваша гордость. Правда, это высшее чувство будет трепыхаться только в вашей груди, но это тот случай, когда можно и умереть счастливым, а не разочарованным от правды жизни.