Многие ли могут себе позволить жить,  следуя одному из  важнейших принципов развития личности, а значит, и  общества — кто, если не я?

Большинство считает, что всё новое это давно забытое старое и, таким образом, они наглухо закрывают перед своим носом шанс войти в мир первооткрывателей. Им не ведомо, как это здорово кое-кого шёлкнуть по носу и показать людям то, что было им неведомо. А таких открытий, пусть  даже самых маленьких, великое множество.

Счёт своим незначительным инновациям  я начал обучаясь в институте, когда на практических занятиях  по теории и методике физического воспитания сделал дополнение к трём  перечисленным  преподавателем признакам определения силы мышцы: 1. от её длины; 2.от физиологического поперечника; 3. от количества активизированных двигательных единиц. А я со свего места дополнил, что сила ещё может зависеть от длины сухожилий этой мышцы. Моё добавление было вызвано тем, что у  меня самого были не объёмные мышцы разгибателей ног, и  сильнее, чем у мускулистых ребят. Помню, как преподаватель посмотрел на меня и бросил: «вам , молодой человек, нужно заниматься наукой» . Естественно, что я не придал этой реплике никакого значения.

Затем, начиная обучать технике  штангистов я столкнулся с тем, что все полученные в институте знания не работают, или работают плохо. Через некоторое время я придумал свою методику и впоследствии на её основе получил учёную степень.

По ходу работы над диссертацией, попутно, были сделаны два изобретения — устройства для тренировки тяжелоатлетов, а это посягательство на мировую новизну. Вот тогда я понял, что не боги горшки обжигают. Более того, как оказалось, многие утверждения, считавшиеся  в теории и методике незыблемыми, на деле  были ошибочными и даже диверсионными, ибо вводят в заблуждение будущих специалистов-тренеров по некоторым принципиальным вопросам теории и методики подготовки спортсменов.

Мои выводы о выявленных заблуждениях  сделаны на базе глубокого погружения в механизмы обучения двигательным действиям. Основное заблуждение  теоретиков от спорта в том, что они уверено считают, что ученики могут освоить новое двигательное действие только после чёткого понимания и представления о том, как это движение выполнять. Это главный абсурд, который препятствует быстрому обучению движениям, ибо каждый человек научился ходить, бегать, прыгать и многому другому подражания тому, как это делают другие.

Избавившись от цепей заученных неправильных утверждений и другой книжной «лапши» я придумал методику, позволяющую научить мастерски  и красиво поднимать штангу за несколько минут и я не оговорился. Такой же невероятный эффект мне удалось получить при обучении технике ударов в настольном и большом теннисе.

В этой истории избавления от существующих стереотипов самое неожиданное в том, что способность смелого  поиска новых решений имело место во всём новом, куда меня кидало любопытство. При этом, срабатывало главное моё преимущество, которое заключалось  в том, что я не знал существующих правил, которые люди придумали в той или иной области знаний.

Так, не зная музыкальных нот и правил стихосложения у меня появились собственные стихи, а потом и песни. Многие думают, что без знания музыкальных нот это невозможно. Забудьте об этом. Ноты это способ фиксирования и запоминания музыкальных звуков на бумаге, и не более того. Первые композиторы сочиняли и запоминали свои произведения путём их многократного повторения, что я и делал пока не приобрёл диктофон.

Не сразу, но я понял, что существующее в постсоветском пространстве корейское движение, это попытки спахать целину сформированных советскими идеологами устоев мировоззрения. А поскольку у руля этого движения стали самые прилежные ученики — бывшие партработники, заточенные на выполнении указаний сверху, то ожидать от них живые и конструктивные самостоятельные  решения, по крайней мере, было бы наивно.  Дело в том, что генерировать новые идеи могут только люди натренированные это делать в какой — либо области.

По этой причине просветительское направление, которого мы придерживаемся последние несколько лет молчаливо не поддерживается,  так называемой,  корейской элитой и я их понимаю.   Их позиция, это ожидание указаний верного и самого правильного решения сверху, а моя позиция — кто, если не я?(спасение утопающих дело рук самих утопающих).

В моей жизни, это происходит не в первый раз, когда правильность избранного пути подтверждается временем. Мне не у кого учиться, а ждать не хочу.