От составителя

 Время может стереть всё, в том числе и знания, если не позаботиться о их сохранении. Мне удалось встретиться с журналистом Ильёй Синельниковым, который в начале 90 — х вёл  цикл передач «Сэммуль». Меня интересовали все встречи и беседы, связанные с именем Пак Ира Петра Александровича. Его не стало в 2001 при странных обстоятельствах.  Но он оставил после себя мысли, размышления и знания, которые будут актуальны во все времена, ибо они затрагивают извечные вопросы национальной духовности корейцев.

Я не знал его лично, но через публикации о нём очень успешных людей, которые называют Пак Ира своим Учителем, мне стало понятно, что он значит для нас — постсоветских корейцев, выросших на ценностях других народов и практически не знающих своих национальных Героев. Правильно ли это? Делает ли это нас энергетически сильнее?

Как и большинство корейцев я считаю себя довольно  амбициозным человеком, но, если бы была такая возможность, я бы  хотел быть в числе учеников Петра Александровича. Почему?

Ответ простой. Находясь в гуще корейского движения с 2001 года(  в этот год не стало Пак Ира) могу сказать точно, что никто из корейцев, с кем мне доводилось встречаться за все эти годы не знал больше него  о своём многострадальном народе. Когда он говорит или рассуждает о жизни корейцев, в каждом его слове я чувствую энергию любви к своему народу. Он тем и отличался от всех нас, что в нём была эта энергия, а у нас её нет. Она возникает только у тех, кто соприкасается и входит в духовную сокровищницу своего народа, но мы пока не знаем, что это такое.

Печально, но когда на заседании одной из самых крупных казахстанских корейских общественных организаций я заговорил о возможности поработать над серией «Жизнь Замечательных Корейцев», и, что первым таким кандидатом, о котором надо написать и рассказать, безусловно,  является Пак Ир(из прочитанных публикаций Вы поймёте почему), присутствующие на собрании  люди искренне удивились — почему он, и что он такого сделал? Я знаю, что среди присутствующих были и те, кто считает себя его учениками, но  поддержки с их стороны я не почувствовал. А ведь со дня его смерти (а может организованного убийства?)  прошло только 13 лет.

Меня и моих единомышленников это грустное обстоятельство, конечно же,  не могло остановить. Просто хотелось сделать хорошее дело сообща, но …, главное, что нам это удалось, и вы сейчас читаете эти строки и это правильно.

В своём развитии и понимании жизни он парил над всеми нами и, видимо, переживал, что мы, заблудившиеся в этом мире ищем счастье на базарах, барахолках,  супермаркетах и автосалонах, тогда, как оно должно быть внутри каждого из нас.

Такие личности, как Пак Ир очищают и поднимают нас над нашим бытом, устройством которого мы уделяем так много внимания, что у нас  почти не остаётся времени  на то, чем  действительно нам следует заниматься- возрождением отнятого у нас национального духовного наследия.

Открывшаяся мне эта истина, стала основным мотивом написания этой книги о  Пак Ире, ибо он, вернее, знания которые он сеял, есть непреходящие  для корейцев ценности, которые нужно сохранять и передавать дальше.

В книге использованы материалы, предоставленные его внуком Вадимом Пак, служителем алматинского буддийского храма Ким Тхэ Иль (Ким Тхэ Увон), доктором политических наук, кандидатом философских наук Мен Дмитрием Вольбоновичем, журналистами- Ильёй Синельниковым, Светланой Лосуковой, Кирой Ким, Владимиром Сон , доктором философии Ильясом Сулеймановым  и др.

Особую благодарность  я приношу писателю и поэту Ким Пен Хак, за перевод автобиографии  Пак Ира, с аудиозаписи на корейском, которую я купил у казахстанских корейцев. Это единственный случай, когда за материалы о Пак Ире мне пришлось платить. Все остальные, и я в том числе делаем это дело на волонтёрских условиях. Но люди бывают разные, и на всякий случай, я был готов им заплатить, но  всякий раз, они смотрели на меня как на сумасшедшего и говорили: «Вы что делаете ?.. Это же  мы делаем в память Пак Ира!» Для меня это один из показателей нравственного внутреннего мира человека. Печально, что такой перекос в ценностях случается именно у советизированных корейцев.

С огромным удовольствием я воспользовался публикациями о Пак Ире в Интернете, размещённые доктором  философии Ильясом Сулеймановым и др. Заранее прошу прощения, если кого-то не упомянул. Меня вдохновляет, что среди ныне живущих ещё не мало тех, кто был с Пак Иром на одной духовной волне и это даёт надежду, что через этих «меченных везунчиков», то  вечное и ценное, посеянное Учителем,  будет иметь бесконечное продолжение.

Уверен, что даже в текстовом варианте репортажей с таким гигантом мудрости, есть возможность почувствовать энергию  его национального духа, а также вибрации любви и боли, которую испытывал Пак Ир, когда говорил о  жизни и истории корейского народа.

 

Являясь обладателем патологического оптимизма,  я рассчитываю на то, что огромная энергия любви и национального духа, которая жила в большом и добром сердце Патриота и настоящего Человека Пак Ира поселится в душе тех, кто впервые узнает о нём и  откроет его для себя, и, я уверен, они станут счастливее и правильнее.