Увы, мой друг, не надо обольщаться,
Что есть авто крутое и бабло.
Придёт пора с иллюзией прощаться,
Открыв вдруг для себя, что это всё фуфло.

Жизнь промелькнет, как степь с окна вагона,
В ней были остановки, но не было пути.
Кого по жизни, встретив на перронах,
Повёл я за собой? Их не было почти.

Я сам блуждал, искал, творил полвека,
Дружил, любил, дарил и лишь на склоне  лет,
Вдруг осознал себя почти калекой

Без Языка родного, который был,  на нём творил мой дед.

И лишь теперь спустя полвека понимаю,
За что он так терзал себя, оставшись не удел.
И слёзный взгляд его сквозь годы принимаю
Как просьбу: «Сделай, я вот не успел».

Теперь без суеты живу в гармонии с собою
Несу не бремя, я наследие несу
То самое, что отняли у нас с корнями и разбоем.
Не знаю, в души коресарам донесу?

Не каждого корейца настигает
Вопрос: «Что делать? И как дальше жить?»
Но каждого судьба на прочность проверяет-
Деньгами, властью, бытом, Человеком быть.

Есть мудрость вечная, которой нет износа-
Родное нужно знать и в этом жизни суть.
А кто забыл, не понял, проматросил,
Пусть думает, что жил, судьбу не обмануть.

***
В чём видим мы своё предназначенье?
Желанья наши: кушать, спать, гулять,
Детей растить, давать образование
Такими, как и мы, но всё ж немного лучше стать.

Но я так не хочу, я Человек
С душой, тоской, разлуками  и болью.
В сто раз, чем я богаче был мой дед,
Хоть был  раздет,  лишь кашу ел с водою

В сравнении с ним я получеловек,
Который стать стремится Человеком.
Дед верил в силу знаний в смутный век,
Гнобивший нас, как недочеловеков.

Подрезав крылья, чтоб мы не летали
В мечтах о будущем, о счастье, о любви
Нас, опустив до крышки гробовой печали,
Сказали: «Сыт, обут, будь счастлив и живи».

И говорить вы будете на русском,
Забудьте свой корейский, вреден он
У вас -корейцев лучшие закуски,
Вот ваше назначенье — закусон.

Всё это в прошлом было, а желанья
Остались те же, крылья не растут.
И многих лишь купюр шуршанье манит,
Забыв, там, где они, обычно смрад и блуд.

И будет ли прозренье- не известно
Кто сможет с глаз сорвать обмана пелену,
Кто кроме нас самих, подумает о вечном,
Оно в нас есть, у алчности в плену.

И нужно время, мысли, размышленья
О тех, кто был до нас и будет после нас.
Дай Бог, чтоб осенило нас сомненье,
И скажем мы себе: «довольно, всё, атас!»

***
Там лежат снега

Там лежат снега, воздух чистый и прозрачный
А весной в лугах разноцветья мир прекрасный!

Облака плывут, прорезая грудью небо,
Люди там не лгут, не дерутся ради хлеба.

Ну, а мы живём в мире, где другие  нравы,
И  в почёте лесть, деньги и стремленье к славе.

У мечты теперь крыльев нет- одни обрубки.
Вместо дел слова, развлеченья лишь от скуки.

Кто поможет нам выйти вновь навстречу солнцу,
И пойти вперёд, чтоб испить воды с колодца?

Вместе с тем глотком стать  частицею народа,
Где в почёте честь и главней всего природа.

С детства нам дано  знать, как жили наши предки,
В кочегарке жгли знанья те, как в печке ветки.

Но из пепла вновь извлечём мы эти знанья,
И придёт любовь к Корее, запоздалое свиданье.

Это наш удел, не ищи пути иного,
Счастье там, где есть, есть  к духовности дорога.

И тогда  цветы станут ярче, веселее,
Матерей слова будут ближе и роднее.

***

Я долго жил, не зная правил
Как жить, чтобы не щепкой быть.
Дед мой с небес меня заставил
Понять, куда теперь мне плыть.

Его почти совсем не помню,
Сквозь щель в двери видал, одним глазком,
Но каждый жест его знаком мне-
Глаза в слезах и лик знаком.

О том, чем жил старик и думал,
Мне стало ясно лишь потом.
Когда шестой десяток разменял я,
И дочерям, двоим, я стал отцом.

Считал, что я живу как надо,
Верней, как все народы без корней,
Без радости  и  ценностей народа
Без языка, истории своей.

Сей грех, открывшийся внезапно,
Сразил меня, почти что наповал.
Ведь думал, что живу, как принц, прекрасно,
А оказалось, иждивенцем стал.

Не тот мудрец, кто жизнь берёт за горло,
Хватая всё, что можно взять, продать,
А тот, кто сохранит всё лучшее из прошлого
И передаст потомкам, чтоб не растерять!

Горжусь страной, что на краю Востока
Была моей когда-то, но теперь
Есть Казахстан, здесь все мои истоки
И место боли от своих потерь.

Их было много, вряд ли все припомню.
Кто не терял, наверное, не жил.
Но тот Указ, о том что нам не нужно
Учить язык родной, меня аж  взбеленил.

Потеря это или ограбление
Мне предстоит ещё понять и осознать
Кто вылечит болезнь мою- Незнание
Закрывшую возможность мне Корейцем стать?

***
Мы все больны, но этого не знаем
Ведь крылья нам подрезали давно
Но в глубине души, во сне, мы все летаем
Там  все равны и все мы заодно.

Я говорю и думаю по — русски,
Живя средь многих наций и друзей
Но чувствую себя слегка ущербной птицей
Без языка исконной  родины своей.

Не я один так думаю, наверно,
Мозгам работать разве запретишь?
Откуда ни возьмись, рождается идейность
С чего бы вдруг, была ведь гладь и тишь.

Снисходит сверху, из глубин сознанья
Вопрос о том, что  было, есть и будет что?
Зачем дано мне счастье жить на  свете,
Неужто,  просто так, за не за что?

Бесплатным сыр бывает в мышеловке,
За право жить я должен отплатить.

***

Уходят близкие, уходят
В нас оставляя часть себя.
И так по жизни уж  выходит,
Живу за них и за себя.

Когда желаю что-то сделать,
Чью волю исполняю я?
Или экстрим хочу отведать
Решает кто-то за меня?

Но все дела свои сверяю
С делами предка своего,
И наперед их примеряю
К плечу потомка моего.

***

Всё лучшее бери с собой  в дорогу,
Что накопил народ за жизнь, с собой бери
Носи в себе, и чтоб никто не трогал
И близким передай, обогати, твори.

Блуждают те, кто счастье ищет  в деньгах
Они их обретут, но вот опять беда-
Приковыляет скука и в потехах
Придётся время убивать тогда.

Когда нет стержня- нет учеников.
Без них, цены нет смыслу  пребыванья,
Начала нет, нет продолжения веков,
Так, пустота и мелкие желанья.

Остановись, иди другой дорогой,
Возьмись за дело, их не впроворот.
Узнай, как жили  предки на острогах,
Потомкам, что желали наперёд?

Не мы ль  их исполнители желаний
Совсем не многих, вроде бы простых-
Живите честно, обретайте знания,
Духовность выведет, как вывела и их.

Но были и другие пожеланья,
Они сполна свершились и теперь
Не знаем мы язык родной, незнанье
Вдруг обернулось главной  из потерь.

Без них иссяк источник патриотов,
Их днём с огнём не сыщешь, где они?
Они в душе у каждого, но это
Сокрыто в глубине, но лишь капни…

Руль генной памяти ведёт своей дорогой,
Которая, быть может, не видна
И то, что никогда тебя не трогало,
Вдруг всколыхнёт  из прошлого волна.

***

Немало я прожил, бабло рубил пучками
И думал счастье у меня в руках,
Прошло немало лет, когда мне повстречались
Патриоты, и всё вдруг разлетелось в прах.

Они служили людям, лик их светел
В глазах искрился ясный, чистый свет,
Который я досель ни в ком не видел
Средь тех, кто рядом был, и где-то тут ответ.

Ответ к вопросу был иль не был я-
Скажу, пройдя неблизкий путь длиной в полвека.
Отцом был не плохим, в науке есть отметина своя,
Но как кореец я, скорей, калека.

Не знаю языка, истории народа своего не знаю
Хоть и пытаюсь это всё познать
И для себя и для детей моих считаю
Постичь всё то, что неестественно не знать.

Теперь мне ясно, для чего живу и маюсь,
Но вот беда года уже не те.
Коль доживу до ста, то вроде успеваю
Убить в себе раба идеологий тех.

По ней я просто трудоединицей был,
Работал от души и не мечтал о большем.
Хватало на одежду, голодным не ходил,
Звёзд с неба не хватал я в общем.

За всю сознательную жизнь до сорока
Корейский стержень я в себе не видел,
Но вот пронзившая меня журнальная строка
Перевернула мир вокруг меня, и я увидел.

Что был почти всю жизнь слепой овцой
В отаре той большой, гонимой.
Гонимой в дебри, в никуда, системой компартийной.

Она смогла нас увести от ценностей народа своего,
Издав Указ, закрыв нацшколы народа моего.
Чтоб путь назад отрезать до конца, навеки.
Она сожгла и утопила в речке святилище народа — библиотеки.

В душе нет злобы, нет желанья мстить,
Они не смогут принести удачу.
Возьмусь за книги и поменьше ныть,
Постичь своё, родное – это значит.

И только в этом случае спокойно
Смогу смотреть в глаза детей и предков в небесах.
И в этом моя месть уродливой системе
Бесславно съевшая сама себя, она сегодня прах.

***
Сестра
В плену придуманных условностей
В оковах быта и утех
Живём мы все и нет возможности
Понять, в чём смысл жить, а где здесь грех.

Пока мы молоды нам многого не надо
Друзья, любовь, свиданий череда.
А в зрелые года совсем в другом отрада-
Мораль. Народ. Зачем прожил года?…

Так жили и живём, не зная точного ответа,
И будем жить ещё 100, 200, 300 лет,
Но что за жизнь, когда в ней нет просвета-
Еда, шмотьё и секс- неужто здесь ответ?

Голодному еда, раздетому одежда,
А если есть всё это и жена,
Что человеку большего не надо,
Чтоб развернулась грудь, была в душе весна?

И лишь сестра в мои 15 лет
Дала понять, что за других в ответе
Бываем мы, не только за себя,
И вдруг я  понял мы уже не дети.

Теперь я знаю силу важных слов,
Они, как компас в темноте незнанья,
Укажут путь, освободят от дури и оков,
И поведут в безбрежный мир познанья.

Кореец я

Я спорю, говорю, пишу на русском,
На нём мечтаю, думаю, творю.
Кореец  я, хоть всё идёт от русского
В душе, в корнях, по крови  я не вру.

Не вру, когда, встречаясь с коресарами
Хочу в них пробудить родное вдруг
Не как противовес к тому, что знают они сами,
А как спасение души, как новый и  надёжный друг.

Да, друг, который если есть, то ты уже богат,
Он не предаст, я точно это знаю.
Его зовут Родной Язык, и он всегда нам рад.
Пока не верят мне, и я их понимаю.

Когда тебя, как скот везут в вагонах
На нарах, без тепла, еды и туалета,
Кто ты для чёрных тех людей в погонах,
Так много лет стоявших у руля огромной части света?

Для них мы были руки,  ноги, голова.
Власть пользовалась ими  лишь по назначенью,
Когда настанет час  долбить, пилить, рубить дрова.
Без языка родного  обойдутся без сомненья.

Так жили и живём без четверти весь век,
Всё дальше отдаляясь от истоков.
Похожими становимся всё больше на калек,
Вращаясь у жратвы и денежных потоков.

Ничто не сможет нас остановить не сможет.
Есть шанс один, он  только в просвещении.
Совет не нов, который нам поможет.
И, верю,  озарит корейцев просветлением.

***

Не верю, что нельзя вернуть былое,
Сумеем – надо только захотеть.
Жизнь не вернуть, разбитую судьбою,
Но честь народа  можно отогреть.

Что наша жизнь: восходы и закаты.
Всё это было, будет и без нас
А мы зачем, живём на белом свете
Неужто, чтобы было всё без нас?

Пройдя сквозь жизнь  со дна и до вершины
Познав любовь, предательства друзей,
Нашёл успокоенье, и отныне
Я сын народа родины моей.

Хочу её историей гордиться,
Знать лучших дочерей и сыновей.
С тобой я вновь хочу объединиться,
И снова быть частицею твоей.

Далёкая и близкая,  родная
Иду к тебе навстречу много лет
Моим вопросам нет конца и края
И должен быть ответ- ответа нет.

***

Шов длинный на руке-
Не от ножа, не от секиры.
От тенниса с ракеткой налегке,
С соперницей задорной и задирой.

Её  я вовсе не  виню за это.
Она мне радость подарила и азарт!
Открыла мир людей, людей-поэтов,
Дающих моим мыслям резвый старт!

***

А знаете ли Вы ученики мои, что получая у меня урок
Даёте мне взамен, мой дух телесный   наполняя щедро жизнью впрок.

***

Пришла сестра в палату, где-то днём.
«Не ужинать, не пить, не завтракать»- со стогостью сказала.
Я знал, зачем и сердце опалило, как огнём.
Назавтра лечь под нож хирурга предстояло.

***

Как жизнь скучна, когда в ней нет движений.
Простой ходьбы, растяжек и игры.
Как не хватает мне телодвижений
Без них тоска и мысли  не мудры.

***

Медсестра
Она стоит, а я лежу,  свой зад бесстыдно оголяю
И отдаюсь её  шприцу,который удовлетворяю.