Николай Ге

 

Несколько лет назад в моих руках оказался каталог художников-корейцев постсоветского пространства. Просматривая его, более других произведений меня  поразила графика Пак Бориса Петровича. Тогда я не знал, что это родной сын Пак Ира Петра Александровича. Думаю, что только у такого Великого Учителя мог вырасти и состояться такой гениальный художник.

В моей жизни встречались настоящие Учителя, с которыми я общался 3-5 раз в неделю по 1-2 часа и эти мимолётные встречи определили всё моё будущее. После встречи со школьным Учителем физкультуры Жолымбетовым Умырзаком Жолымбетовичем, я на 10 лет стал профессиональным спортсменом. Хлыстов Михаил Савельевич одной репликой,  брошенной на занятиях по специализации и своей увлечённостью, сам того не зная,  на все оставшиеся годы, запрограммировал меня на научную деятельность. Случайный гость из Финляндии, кореевед и Учитель Ко Сон Му, который пришёл в дом моего отца, всего на пару часов, перевернул все мои жизненные приоритеты,  и вот уже 13 лет  самыми важными  для себя считаю общественные корейские дела.

А Борис родился и годами жил рядом с таким Учителем, как Пак ИР! Стоит ли удивляться тому, что он достиг высочайшего уровня мастерства.

Настоящий Учитель бросает и взращивает в душе ученика семя романтической вседозволенности и свободы, и дальше, если ученику не мешать, он обретает крылья и свечение, которое переносится на всё, чем он занимается. Это заметно в каждой работе Бориса Пак — чудотворца .

Разве не интересна судьба сына Великого Человека?

»

 

Тема труда в творчестве Бориса Пака — запечатлеть рождение металла

 Семён Хан

директор галереи «Инкар

 

Заслуженный деятель искусств Казахстана Борис Пак родился 4 апреля 1935 года на Дальнем Востоке. В 1966 году окончил графическое отделение Ленинградского института живописи, скульптуры и архитектуры им. Репина (Санкт-Петербург), преподавал в Алматинском художественном училище им. Гоголя. Активно участвовал во всесоюзных, международных и республиканских выставках. Работы Бориса Пака находятся в Музее искусств народов Востока города Москвы, республиканском Музее искусств им. Кастеева, галерее «Инкар», в частных собраниях страны и за рубежом. 

 

 

После окончания Ленинградской академии художник начинал работать как профессиональный график, постигая сложное ремесло линогравюры, офорта, литографии. Сам Борис Петрович рассказывал, какое огромное впечатления на него, южанина, произвела природа, древняя культура и люди поморского русского Севера –  Соловки, Белое море, архангелогородчина – куда он попал на практику, учась в академии. Его дипломная работа – серия офортов «По русскому Северу» – стала началом целевых серий работ в различных техниках о тружениках страны: рыбаках, металлургах, геологах. Сейчас по его работам можно рассказывать о жизни советских людей 60–80-х годов прошлого века.

В эти годы идут активное индустриальное развитие Казахстана, строительство гигантов тяжелой и цветной металлургии республики. Творческие союзы страны берут шефство над Всесоюзными ударными комсомольскими стройками, какой объявляется и строительство Карагандинского металлургического комбината в Темиртау – Казахстанская Магнитка. Художники из Алматы, многих других городов Казахстана любили приезжать в Темиртау и работать на Магнитке. Индустриальный пейзаж становится непременным атрибутом всех художественных выставок.

Борис Пак в начале 70-х создал серию графических работ, где отразил труд металлургов, тружеников комбината. График несколько раз обращался к этой теме. Она прозвучала в листах «Металлурги» (офорт, 1972 г. ) и «Сварщики»  ( офорт,1974 г.), вошедших в серию «Сарыарка», над которой автор работал несколько лет. Монументализация образов,  четкая ритмика линий и выверенная обобщенность пластических форм превращают эти работы почти в пропагандистские плакаты. Как мы уже отметили, пафос труда был одной из главных тем художественного творчества в эпоху социалистического реализма.

 

 

Позже, в середине  80-х годов, Пак создает еще один лист, связанный с Казахстанской  Магниткой – «Сталевары Темиртау» (линогравюра, 1984 г.) Здесь художник использует совершенно другую стилистику. Как отмечает известный  искусствовед Камилла Ли: «Портреты сталеваров с выраженными индивидуальными характеристиками организованы в плотную композицию, при этом ее особый художественно-декоративный характер подчеркивается разнообразной пластикой линий и штрихов, лежащих в основе изображений  и создающих выразительную игру форм. Их музыкальная ритмика рождает особый эмоциональный строй,  ощущение праздника труда и радости  созидания».

В тех же 80-х годах, когда мне довелось бывать у него в мастерской, Борис Петрович, узнав, что я десять лет отработал на Карметкомбинате, с большим интересом отнесся к этому. Он сказал, что нет более завораживающего действа, чем рождение металла, и более сложной художественной задачи, чем запечатлеть этот миг.

С годами он отошел от традиционных сюжетов и технических приемов. Начиная с 80-х годов, Борис Пак делает сложные цветные линогравюры. И если раньше он создавал, как многие графики, тиражную продукцию, то на этот раз из его рук выходили единичные экземпляры. После многократных оттисков наносимых на один лист получалась композиция, которую нельзя повторить. Уникальные работы с изображением музыкальных инструментов и прикладных утилитарных вещей составили запоминающуюся серию. Это было преддверие его обращения к цвету, к многослойной живописи, которую он обогатит настоящими находками.

 

 

 

В те же 80-е Борис Пак обращается к скульптуре. Борис Петрович полюбил дерево за его теплоту, красивую фактуру, природный цвет. Он почувствовал в этом материале колоссальные возможности для реализации своих идей в пластике. Работая с деревом, художник отошел от натурализма, литературных реминисценций и создавал смелые авангардные формы («Дракон», «Козел», «Иерархия»). Увидеть и почувствовать в куске дерева фигуру философа («Тюмей») или женский образ («Жизнь и смерть») удается только ваятелю с особым природным даром, где художественная интуиция подкрепляется точным расчетом.  Отсекая все лишнее, скульптор доводил формы до идеального состояния, играя на богатой фактуре дерева, подчеркивая через символы главное в фигурах. Удивительные произведения выходили из-под резца этого замечательного мастера.

О живописи Бориса Пака надо говорить особо. Его абстрактные картины с полной гармонией цвета напоминают первозданную природу: падающий снег, небесное сияние, движение воздуха, дуновение ветра, шелест опадающей листвы. Это характерно для художников, обладающих особым природным чувством. Его произведения несли ощущение интуитивного искусства, но их гармония «поверена алгеброй» профессионального мастерства – он продумывал цвет, композицию, музыкальное звучание полотна. Борис Петрович обладал врожденным чувством сообразного и делал настолько тонкие и деликатные вещи в живописи, что техническая сторона нанесения красок оставалась вторичной, а творческое начало выходило на первый план. Действительно, он учился у природы, как это делал Поль Сезанн.

 

Надо отметить, что Борис Пак был еще и виртуозным рисовальщиком. Сотни рисунков, сделанных в блокнотах во время поездок по Индии, Средней Азии, Казахстану, запечатлели многочисленные портреты и жанровые сцены. Они составляют отдельную существенную часть творчества художника. Это мастерство художника-рисовальщика нашло воплощение и в книжной графике. В результате получились замечательные акварели к сказкам Андерсена, серия литографий «Песнь о Гайовате» Лангфелло, иллюстрации  казахских народных сказок и других произведений. Здесь существенна такая деталь: иллюстрации сказок Андерсена, получившие диплом на Международной книжной выставке-ярмарке во Франкфурте, перешли к Борису Петровичу по завещанию от народного художника Евгения Сидоркина. Заболев, Евгений Матвеевич хотел, чтобы именно Борису Паку передали оформление и иллюстрирование улучшенного издания Андерсена на казахском языке.

 

Борис Петрович обладал не только природным талантом, но необыкновенным упорством и трудолюбием. Он мог часами добиваться необходимого оттенка в цветной графике, без устали находиться на лесах, воплощая в материале – мозаике, горельефе, барельефе – многометровые композиции монументального искусства. Работавшие с ним в этом трудоемком жанре художники вспоминают о нем, как о человеке исключительной собранности, сосредоточенности на поставленной цели. Мудрое терпение и спокойствие отличало Бориса Петровича и как педагога. Все вместе его редкие художнические и человеческие качества сошлись в его последней работе – оформлении  областного историко-этнографического музея в Актюбинске. Резьба по дереву в интерьере, выполненные им деревянные скульптуры несут печать того самого многогранного дарования, которым обладал этот замечательный мастер.

Борис Петрович был универсальным художником, умевшим работать с разными материалами. Как истинный художник Борис Петрович ценил время, торопился воплотить как можно больше своих замыслов в материалах, и это ему, к счастью, во многом удалось. Достигнув незаурядного мастерства в различных жанрах изобразительного искусства, Борис Пак мог бы создать еще много интересных произведений, но жизнь его трагически оборвалась. Этого тишайшего человека, который в жизни и мухи не обидел, преступники избили жестоким образом металлическими прутами, приняв по нелепой случайности за другого человека. Борис Пак скончался в актюбинской больнице, не приходя в сознание 1 апреля 1992 года в возрасте 56 лет. Но и сам он, и сделанное художником остаются в памяти людей. Многие сегодняшние ценители работ Бориса Пака стремятся приобрести его произведения в частные собрания и музеи.

Опубликовано в журнале «Горно-металлургическая промышленность» — №7 2012 год.

http://www.gmprom.kz/ru/ru/archive/?doc=419

Опубликовал Алексей Банцикин, 28.08.2012 в 14:18