Мне было 26 лет, когда работая в институте мне дали кураторство в группе 116 факультета гидромелиорации.  Весной, когда начались субботники я, естественно, выходил вместе со своей группой и распределяя работу себе тоже брал равноценный участок. Тогда я даже и не думал, что можно делать по другому. Я пахал со всеми на равных и даже больше, потому что за моими плечами был большой опыт работы на земле и два сезона студенческих строительных отрядов. Лопатой я мастерски владею, может чуть  хуже, чем ложкой.

По итогам субботников нашу группу постоянно отмечали, как лучшую  и по работе и по явке. Это только потом, декан факультета рассказал мне, что эта группа элитных студентов и, что я у них 4-й куратор. Предыдущие не выдерживали и месяца. Честно сказать, каких-либо давлений с их стороны я и не почувствовал.

Я видел, как ведут себя со студентами другие преподаватели, и мне всегда было жаль, прежде всего, неконтактного преподавателя, а потом студентов. Для меня общение со студентами  это маленький праздник. Я с теплом вспоминаю те годы, когда я помогал им стать лучше и сам учился искусству общения с ними.

У меня большой стаж тренерской работы с детьми 8-16 лет. Говорят, что у детей есть какой -то сложный возраст, но я его никогда не чувствовал, хоть вёл их с 8-9 лет до окончания школы.  Мы тренировались 4-5 раз в неделю и, как помню, всегда было весело. Когда выступали на соревнованиях я одинаково переживал за каждого. А однажды в зимнем походе, один из учеников провалился в воду и замочил ноги. Я понимал, что если ничего не сделать, он как минимум заболеет и как максимум отморозит ноги. Было принято решение не останавливаясь бежать в город, а это  километров  5-6. И я бежал вместе с ними сзади и всё обошлось. Мы были единой командой. Разве это забудешь. Уверен, что и они вспоминают то время, как счастливое.

Я интуитивно понимал, что с учениками, независимо от их возраста, надо быть искренним, компетентным и добрым наставником и никогда не нарушать их  личное пространство. Самое сложное в воспитательском деле самому быть таким, каким хочешь видеть учеников и любить их, как своих.

Меня никто не учил, но мои ученики только через много лет узнали, что я все годы работы с ними курил. Зато  никто из них так и не пристрастился к этому зелью.

Занимаясь наукой, они выступали в роли испытуемых, благодаря которым «остепенился» не только я, но и мой ученик Бахыт  Тютебаев.

А когда я затеял учить родной язык, я просто сел за парту со своей дочерью и  через 8 лет она закончила магистратуру в Корее и теперь лучше меня знает язык предков. Она пошла по моим стопам и по профессии -став тренером по теннису и я рад, что это был её добровольный выбор.

И последнее, всё что я сегодня умею делать и делаю, связано с тем, что мои родители заложили во мне прочный фундамент порядочности, потому что на 100% были такими, мои кумиры юных лет тренеры, которые открыли во мне призвание быть Учителем, а профессор хельсинского университета кореевед Ко Сонму зажёг во мне огонь созидательного  национального патриотизма, который я несу уже более 20 лет. Они все были настоящими людьми, которые занимались настоящими делами и я захотел быть похожим на них и благодарен им за это.