20131123_161636

У меня уже совсем взрослые дочери, но только с появлением первой внучки  Алисы, я имею возможность наблюдать, что динамика её вхождения  в жизнь проходит через проявление особых и закономерных  моментов, связанных с отношением к себе и окружающим.

В марте ей исполнилось три годика и всё, о чём она думает и хочет, она уже может озвучивать словами. Она ещё не понимает аргументы родителей, когда ей говорят,  что им надо идти на работу, или ещё куда-то. Я вижу в её глазах вопросы: «Зачем,  куда, почему надо уходить?» .

Я приходящий-уходящий  1-2 раза в неделю дедушка и хорошо понимаю, как ценно общаться с ней без вынужденных длительных перерывов.

Сейчас самые часто употребляемые её слова: «Я хочу», или «Не хочу» и «Это моё».

Я спокойно наблюдаю за этим  ХОЧУМОЁШНЫМ процессом, доля которой с годами должна постепенно уменьшается, а доля осознания понятий «Мы» и «НАШЕ» — увеличиваться.

На мой взгляд, одинаково заблуждаются те, кто так и остался в состоянии ХОЧУМОЁШНОГО периода, и те, которые отодвинув в сторону свои личные и семейные интересы, занимаются только общественными и государственными  делами, где явно превалирует «Мы» и «Наше».

К первым, относится весь преступный и коррупционный мир, а  также  те, для кого вся деятельность крутится вокруг жизни семьи.  Им давно понятно ( они это отсканировали у кого-то), что  успешность измеряется количеством того, что можно положить в банк.

Мне раньше казалось, что с увеличением  количества знаний, жизненного опыта, а также качества полученного образования, человек обязательно становится богаче духовно, но оказалось, что это происходит не всегда. О том, что это так, мы читаем и слышим в СМИ.
Скорее всего, духовный рост и правильный взгляд на истинные ценности являются убеждениями, культивированными кем-то со стороны (воспитание в семье, наставниками, а также государственной идеологией, если она есть).

Прошло почти 20 лет, как я добровольно «послал» себя в орбиту корейского движения, где пытаюсь найти механизмы, способные мотивировать корейцев начать интересоваться вопросами родного языка, культуры и истории нации, ибо до этого момента  никто этот вопрос никогда не поднимал.

Со мной это случилось после 50 лет, хотя, будучи профессиональным тренером и вузовским преподавателем всегда пытался быть в авангарде активного образа жизни в обществе. Однако, «собака» была зарыта глубже.

В своё время, предполагаемый путь  своей жизни я отсканировал от своего тренера по штанге Ким Владимира Фёдоровича, но он об этом не знает. Это объясняет, почему я до сих пор тренирую и это делает меня счастливым. Странно, но в моём случае, Счастье никогда не было напрямую связано с деньгами.

Подозреваю, что тоже самое произошло с  одним из моих учеников в штанге Бахытом Тютебаевым и мой дочерью Ириной, но, оказалось, что они отсканировали и другие стороны моей жизни.

В частности, моё погружение в корейское движение не могло не «зацепить» Ирину. У меня нет сыновей и ей приходилось помогать мне в моих общественных делах. Потом мы вместе пошли изучать родной язык и т.д.

В итоге она отучилась в Корее, вышла замуж за корейца и сейчас даёт уроки большого  тенниса и родного языка, и, всё стало на свои места. При этом я не против смешанных браков, но …

В моей жизни тоже всё «устаканилось», когда я понял что, оказывается,  есть вещи более важные, чем гонки за  излишествами.

Я очень хочу, чтобы моя внучка Алиса общаясь с нами  научилась фильтровать истинные ценности.

Уверен, что большинство корейских родителей лелеют мечту о том, чтобы их дети связали свою жизнь со «своими», но вероятность того, что это случится повысится, если они это  подкрепят своим отношением к этим делам. Конечно, 100% гарантии никогда не будет, но никогда не лишнее расширять круг своих знаний в области знаний  элементов культуры и истории своего народа.

Мало вероятно, что этими вопросами будет заниматься какой-то дядя.

Хотя, Правительство Южной Кореи, делает поразительно много для корейцев, проживающих за рубежом. Это и просветительские, образовательные, туристические и медицинские программы, но для большинства этнических корейцев эти предложения проходят мимо из-за отсутствия информированности.

Учитывая, что в настоящее время у руля корейского движения находятся бизнесмены и бывшие номенклатурщики, добившиеся успехов благодаря хорошо развитым хочумоёшным качествам, сложно рассчитывать на то, что они смогут организовать системный процесс национального возрождения корейцев. Но этот период нужно пережить  и выйти на новый информационный уровень взаимодействий в диаспоре.

Дело в том, что любое хорошее дело будет стопориться, если нет налаженной системы доведения информации до потребителей. Отсутствие у корейцев Казахстана  Единого Корейского Информационного Пространства является самым большим проколом корейского движения. Связь с региональными филиалами есть, но это  что-то похожее на консолидированную братву.

Я тоже прибегаю к этой схеме, когда звоню своим единомышленникам, которым высылаю сотнями книги «Корейцы» и они распространяют их по Казахстану, Киргизии, Узбекистану. НО в этом случае, я их рассматриваю, как надёжный пусковой механизм распространения информации.

Ссылка на Интернет  малоутешительна, ибо жизненные установки детям у корейцев даёт старшее поколение, которое, как известно, уже «заточено» на том, что «денег много не бывает» и, что «главное здоровье, а всё остальное можно  купить»  и, естественно, заложило эти » подрывные основы»  в программу  жизни своих детей.

По себе знаю, как круто может измениться жизнь, после  того, как изменяются взгляды на ценности жизни.

В частности, главными для меня стали не «Мои» амбиции, связанные с  наработками для мировой тяжёлой атлетики, а изучение «Нашего»родного языка и «Нашей»истории насильственного переселения из Приморского края в Казахстан и республики Средней Азии.

В итоге, мне удалось полностью реализоваться профессионально — написать книгу и создать свой сайт по тяжёлой атлетике и большому теннису, которые приводят ко мне учеников и позволяют зарабатывать «Мои» деньги. Но они меня радуют не как возможность  покупать «всё», а как  инструмент для решения «Наших»  корейских дел. Согласитесь, это что-то другое, чем, когда  всё есть, но чего-то  не хватает.