Разве можно прожить без ошибок? Их совершает каждый человек отдельно, целые сообщества и даже государственные системы.

Когда ошибается один, проблемы имеет только он, но когда ошибается сообщество, то расхлёбывают не только его члены, но и последующие поколения. Главное, не забывать о них, и, при случае сделать всё, чтобы их устранить.

Считая себя активной и продуктивной единицей сообществ, в которых мне приходилось жить и развиваться, легче говорить о ошибках, которые совершил лично я.

Стыдно признаться, но по настоящему я начал учиться только с 8-го класса и, конечно, многое упустил. В числе непростительных ошибок, это отвратительное отношение к корейскому  и французскому языкам, но при подготовке к канд. минимума по французскому яз. через 3 месяца я перевёл 97 страниц учебника по тяжёлой атлетике парижского издания. Вообщем, кое-что мне удалось наверстать, но можно было бы сделать и больше.

С корейским всё идёт гораздо сложнее. О том, что он важен я допёр только после 50 лет. То ли время пришло, то ли чахлые ростки мудрости начали пробиваться в запудренных мозгах я  не знаю, но это был момент, когда  пришло понимание того, что для нации я ноль. Конечно, это было сильным ударом для моего самолюбия. Противно быть никем и ничем в этой жизни. Тем более, если что-то представляешь из себя в других сегментах жизни — наука, спорт, общественная деятельность.

С того момента прошло уже 15 лет. Нельзя сказать, что я хорошо знаю родной язык, но однажды мне довелось подвозить домой известного в Алматы общественного деятеля Тен Сан Дина. Он большой знаток корейского языка и я пытался вести с ним беседу на родном. Он очень по доброму смеялся над моими неловкими репликами и  заметил, что моё умение шутить на корейском является признаком того, что я его знаю.  Конечно же, он мне ловко льстил, но его мнение меня согревало и в душе тихонько пел всего один тощий соловей. Почему один? А потому что во весь голос они запели тогда, когда моя дочь Ирина стала давать уроки корейского языка!  Это равносильно выживанию после  клинической смерти, длившейся несколько десятилетий. Случайность, чудо? Назовите это как хотите, но если родитель не просто пассивно мечтает об этом, а сам карабкается к этой вершине вместе со своими детьми, такое чудо реально может произойти.

Мне известно, что многие мои казахстанские соотечественники уже похоронили в себе желание освоить материнский язык и это большая ошибка, которая обязательно когда-нибудь выйдет боком. Она не сделает их бедными и, вряд ли повлияет на их карьерный рост. Хотя …, лично я, вряд ли доверил бы высокую государственную должность человеку равнодушному к  родному языку, культуре и истории своего народа. Это ценности совсем из другого порядка. Они связаны с уважением к духовным этническим ценностям.  Впервые я это почувствовал в греческом городе Олимпии. Там проходил Международный симпозиум для лучших тренеров мира по тяжёлой атлетике. Среди них был участник из  Туниса, который, как выяснилось знал 5 языков, в том числе и великий русский, и мой соплеменник из Южной Кореи, с которым я так и не смог поговорить. Вернувшись домой меня уже не надо было уговаривать самостоятельно учить английский, а что делать с корейским я ещё не знал.

Являясь внуком Ге Бон У — учёного, просветителя и Героя Кореи, мне не однократно доводилось бывать на исторической родине. В Государственном Национальном музее независимости Кореи в павильоне №6  в нескольких местах я видел его портреты и доподлинно знаю о том, что он является автором учебников по грамматике корейского языка, а также научных книг по истории и литературе Кореи.

Конечно, всё что говорили гиды переводилось на русский, но мне было очень нехорошо, ибо это неправильно внуку не знать язык, на котором говорил и творил его дед. Чья это ошибка? А может это не ошибка, а норма?

Государство, в котором мы жили до «перестройки», усердно «старалось»,  все малочисленные нации страны Советов отрезать от их языковой и культурной среды, формировавшихся тысячелетиями.  Оно, видимо, очень гордилось тем, что приобщили всех нас к одному единственному, великому языку.

Этой ошибке, совершённой целой государственной системой было более 70 лет. Её гнилая сущность зрела в недрах  каждой  национальной республики и как гнойный нарыв прорвалась и трансформировалась в парад суверенных государств. Это логичный итог системы, в которой никогда не было уважительного отношения к вековым устоям и культурам других народов.

В независимом Казахстане, в которую я вошёл, когда мне было за сорок, появились  все условия изучать родные языки, но мы, уже привыкшие обходиться без него, оказались не готовыми к этому.  Но, с не давних пор, я бесповоротно понял, что человек это не просто физическое тело, которому нужна еда, одежда и крыша над головой. Сейчас я хорошо понимаю, что как казахстанец я обязан принимать активное участие в развитии страны, а как этнический кореец, должен  быть носителем знаний о своём народе, его языка и культурного наследия. Разве есть другой способ передавать всё это, кроме как от младших к старшим? При таком понимании своя собственная жизнь воспринимается как часть длинного пути, где от каждого зависит  сохранение и развитие того, что принадлежит не ему, а нации.

Я рад, что не одинок в таком понимании. Тому подтверждение корейцы, которые изучают родной язык в различных центрах и на курсах. Я поздравляю и преклоняюсь перед их родителями, ибо всё это происходит с их посыла.

Наверное, это странно, но наконец, я почувствовал себя частью целого, вернее, я пытаюсь и хочу стать его частью и уверен, что мы, идущие этой правильной дорогой, обязательно должны  встретиться и отпраздновать праздник воссоединения, когда-то разорванной культурно-исторической связи между поколениями.

Удачи!