Фото Ирины Ге

 

Проблема денег на карманные расходы для детей, есть у каждого родителя. Она актуально для семей со средним достатком и особенно у кого деньги куры не клюют.

Являясь профессиональным педагогом у меня выработался свой взгляд на этот денежный вопрос.

Мне кажется, я нащупал способ, позволяющий не сделать из детей халявщиков, которые, как  голодные птенцы раскрывают пасть, куда родители должны бросить, так называемые карманные деньги.

В моём понимании деньги должны зарабатываться. При этом учёбу я не считаю за работу. Учёба это долг и обязанность.

Зная школьную и вузовскую систему обучения я хорошо понимаю, что во всех школах не столько обучают, сколько дрессируют детей, а оценки ставятся за умение ученика отвечать так, как этого хочет учитель.

В итоге большинство выпускников школ запрограммированы быть ведомыми и послушными в реальном мире, кишащем хишниками и деловарами, где ценится умения находить нестандартные решения, а главное, быстро соображать, т.е. делать то, чему в школе не учат.

Не надо бояться двоек и троек, которые дети приносят домой. Самое страшное, если дети не могут иметь собственные мнения и рассуждения. Пусть ошибочные, но свои. Да, им нужно помогать, когда им трудно, но не заменять. Ведь  жизнь интересна и увлекательна только тогда, когда ошибаешься и потом сам находишь решение, не знаешь, а потом узнаёшь и открываешь для себе неведомое и этот процесс может быть бесконечным и потому счастливым.

Я сам был не ахти какой ученик, и как никто другой понимаю, что учиться никогда не поздно.

Мне не нравится, что в наши дни детей чрезмерно перегружают учёбой, что рано или поздно приведёт к отвращению, а это катастрофа. Что может быть хуже оскомины от процесса познания. Только скука.

Я не против учёбы, но только когда это в охотку. Важнее всего для детей, это найти им занятие, которое бы им очень нравилось и тогда, когда-нибудь,  он может стать мастером своего дела, а на мастеров спрос будет всегда. Нужно исходить из того, что от работы и деятельности, которая нравится, человек никогда не устаёт, а наоборот, растёт, развивается и крепнет.

Я никогда не контролировал учёбу дочери. Но обнаружив её интерес к танцам, я оперативно нашёл Римму Ивановну-народную артистку Казахстана, которая профессионально обучала детей корейским и не только танцам.

Дочери тогда было 9 лет и первый месяц я ездил с ней на танцы и обратно на общественном транспорте, а потом, она в течение семи лет делала это самостоятельно. На тот момент, её увлечение обходилось мне в четверть моей зарплаты, но я понимал, что любой здоровый интерес детей нужно поддержать.

Однажды она пришла и сказала, что танцевать больше не хочет. Это было за пять месяцев до окончания школы и я осторожно предложил начать заниматься у меня теннисом. На моё счастье она согласилась, а  дальше я знал что надо делать.

Ей уже было 16, что для тенниса поздновато, но учитывая 7 лет серьёзных занятий  танцами сделали своё дело и через 4 месяца она уже прилично играла и даже выиграла один турнир в Алматы.

Я видел, как у неё горят глаза, когда она играет и понял, что дело сделано.

Дальше я использовал природную алчность, которой наделён любой нормальный человек. Я решил запустить механизм материального стимулирования. За каждый час её тренировки я стал платить по 500 тенге и через месяц она уже занималась 7 дней в неделю по 2-3 часа ежедневно. Так у неё появились 30-40 тыс.тенге карманных денег, которые она могла тратить как хотела.

Через 5 месяцев она поступила в академию туризма и спорта, а вечером тренировалась и за каждый час я уже платил по 1000 тг. Это уже был хороший довесок к семейному бюджету.

Моя работа связана с обучением новичков азам тенниса.  С тем, чтобы быть востребованным, я придумал и запатентовал два устройства для быстрого обучения и когда проводил занятия Ира десятки и сотни часов наблюдала за этим процессом и пропитывалась моими словами и указаниями.

Так издревле передавалось мастерство по наследству и я уверено шёл по этому пути. Поэтому, когда через два года я между делом дал ей поработать с новичком, она хоть и очень волновалась, но справилась прекрасно. Я находился далеко  в стороне, чтобы она не комплексовала. Прошло несколько минут и по практическому результату я понял, что всё идёт в нужном русле. В моей душе кричала песня, но я только довольный улыбался.

Постепенно её работа приобрела уверенность и тогда весь доход мы стали делить пополам, но деньги теперь шли через неё и она это делала очень чётко.

Пришло время, когда она закончила институт и я понимал, что в интересах работы ей нужна машина. У меня уже была своя и я  предложил ей закончить авто курсы и начать ездить пока на ней. У нас был свой общаг, из которого оплачивалась учёба и бензин и другие общие рабочие расходы.

Машина была проблемная и изрядно намучавшись, она приобрела  ценный опыт. Сообща  решили в складчину купить подержанную, но хорошую машину. Я знал, что у неё есть свои сбережения.  Они и деньги  от продажи моей бывшей машины, которую она сама и продала были вложены в дело. Я добавил сколько не хватало. Всё остальное легло на её плечи. Она сама искала, торговалась и наконец, сделала удачную покупку автомобиля, которой была очень довольна.

Наша совместная теннисная эпопея продолжалась более 8 лет. Мне удалось закончить полный цикл её превращения от ученицы до мастера своего дела. Принципиально важно, что она любит это дело, а значит, будет делать его хорошо.

Мне удалось сделать так, чтобы её деньги всегда ею зарабатывались и тогда отношение к ним будет адекватным.

Сейчас с моей «хитрой подачи» она учится в магистратуре в Корее, уже говорит на родном языке и скорее всего, у неё всё будет лучше, чем у меня и потому я счастлив.

Буду очень рад, если мой личный опыт будет кому-то полезен.