15 лет назад  по совету известного советского корееведа и патриота Пак Ира  в Алматы  организовалось  общество » Потомки борцов за независимость Кореи «Докнип».

Именно профессор Пак Ир  нашёл  в Алматы потомков  национальных Героев Кореи, о которых, если сказать честно,  знали только они сами.

В постсоветском пространстве и сегодня  ничего не говорит имя Хон Бомдо — самого известного борца за независимость Кореи. Его прах  покоится на городском кладбище в Кызылорде, куда непременно приезжают представители всех южнокорейских делегаций.

В октябре 2013 года  в Алматы отмечали 70 лет со дня смерти генерала Хон Бомдо, в котором   приняли  участие 22 представителя из исторической Родины. Всё действо проходило в корейском театре.

В программе мероприятия были  церемония поминания,  научная конференция и спектакль «Хон, летящий через столетия». Я внимательно наблюдал за всем происходящим и во мне боролись два диаметрально противоположных чувства. Первое, это гордость за великого предка, а второе, — смятение от того, что мы корейцы почти ничего не знаем о человеке, ради которого всё это происходило.

Это не обвинение в адрес моих соплеменников. Я сам один из них, и точно помню, с каким опозданием узнал о своём дедушке Ге Бон У — борце за независимость Кореи.

Я не в праве винить старшее поколение, ибо неизвестно, как бы я сам вёл себя в той ситуации, когда не только корейцы, а весь советский народ  жил в страхе от «засилья» внутренних и внешних «врагов»

Алматинское общественное объединение  «Докнип» организованное  в 1998 году, с целью просвещения диаспоры,  вот уже 15 лет ежегодно, в первых числах  марта и в середине ноября  проводит  Дни Памяти борцам за независимость Кореи.

По инструкциям советских идеологов корейцам не положено было знать не только историю, но и родной язык и культуру своего народа. Полное изоляция от таких знаний сделали  советских корейцев равнодушными к этническим  ценностям. И я был в их числе, пока меня в  2001 году,  почти за шкирку  не заставили стать Председателем общества «Докнип» . Я сильно испугался, но не работы, а ответственности.

И это  понятно. Когда не знаешь дело, поневоле попадаешь в положение рыбы, которую  выбросили на берег, где всё вокруг новое и потому, страшное.

Я внимательно изучил уставные документы общества  и обнаружил, что  его цели и задачи были сформулированы профессором — корееведом  Пак Иром ( Петром Александровичем).

Мудрость и дальновидность Пак Ира — одного из самых известных в СССР учёного корееведа и философа, у меня не вызывала сомнения. Он считал, что путь к возрождению лежит только через просвещение.

Моё собственное прозрение о том, что я  кореец, произошло после короткой встречи  с  профессором-корееведом  Ко Сон М. Уже   через два часа общения с ним стрелка компаса моей жизни  повернулась куда надо.

Я  знаю роль  родителей, наставников  и учителей  в том, о чём будут думать и  мечтать их дети и ученики.

Хотим мы этого или нет, но именно мы неосознанно помогаем  им строить здание мечты их будущей жизни.

На тот момент мне надо было понять, как так случилось, что несколько  поколений корейцев оказались вне знаний истории и культуры своей нации. Кто же это так  «позаботился» и зачем?

Не сразу пришло ясное понимание того, что это сделали  идеологи страны советов. Это они разработали  механизмы духовного геноцида корейцев и других народов СССР. Они срабатывают при следующих  специально организованных обстоятельствах.

Первое обстоятельство — это организация животного страха людей от понимания того, что их могут в любое время  уничтожить. Страна советов продемонстрировала это в 30 и 40 -х годах ХХ века  репрессировав и расстреляв, примерно, 2800 корейских патриотов.

Второе обстоятельство —   это организация таких условий жизни,  которые заставили корейские семьи длительное время заниматься только  вопросами физического выживания.  При этом, все другие корейские  семьи, естественно, становились конкурентами в борьбе за жизнь.  За несколько десятилетий такой жизни у  корейцев выработалась характерная для них черта — добиваться успехов самостоятельно.

Третье обстоятельство — это организация условий, при которых нация забудет историю и культуру своего народа и в этом случае, она становится бесхребетной  и, следовательно, управляемой. Следуя этой схеме в 1938 г. были упразднены все корейские школы, техникумы, институт, а  библиотека — кладезь знаний, была почти полностью  сожжена в кочегарке корейского педагогического института в Кызылорде.

В сложившейся  ситуации корейцы  искали собственные пути выживания, где главной целью была сама жизнь.  Не договариваясь между собой они  сделали упор на  трудолюбие, профессионализм, а также искреннее стремление быть полезными обществу и государству. Именно так мы жили и живём несколько десятилетий и во многом преуспели.

Я сам являюсь качественным продуктом того  времени и хорошо понимаю, как система методично лепила из меня -«нового» корейца.

Правильные жизненные установки  не могут измениться, если они построены на истинных общечеловеческих ценностях. В тоже время они  разваливаются, как карточный домик,  если их формировали  на  лжи , обмане и насилии.

Свои первые  правильные знания по национальным вопросам я получил из сборников  «Известия о корееведении в Казахстане и  Средней Азии» за 1993-94 годы, которые издавал за собственные средства профессор-кореевед из Финляндии  Ко Сон Му.

Веря в разумную силу Слова  общество «Докнип»   бесплатно распространило  в Казахстане почти 40 тыс. календарей с портретами борцов за независимость Кореи. С этой же целью изданы и  розданы книги о Чхве Джэхёне, Ли Донхви, Мин Гынхо, Хван Ундене, Ге Бону, Ким Генчене, а также книги: «Герои Кореи» (2005),  «Жизнь в стране трагического абсурда»(2008),  сборники «Корейцы» ( 2011, 2012, 2013 годы).  В них не только вопросы нашей истории, но и рассуждения авторов о том, что делать корейцам дальше.

В День Памяти генерала Хон Бомдо,  я сидел в полупустом зале корейского театра и думал о том, как не просто в нашей жизни быть корейцем с правильным отношением к своим национальным истокам.

Почти ежедневно я смотрю   телепрограмму по изучению казахстанцами государственного языка и рассматриваю это, как пример отношения государства к языку предков своего народа.

Не является ли это примером- подсказкой к тому, чем нужно заниматься всем казахстанским этнообъединениям?

Прозвучит странно, но каждая  корейская семья может  начать процесс национального возрождения самостоятельно.

В какой-то мере, о готовности  приступить к этому процессу будут говорить Ваши  ответы на следующие  вопросы.

— Испытываете ли Вы удовлетворение от своей работы? Если да, то вы, скорее всего, идёте верным путём.

— Вы бы обрадовались, если бы Ваши дети или внуки начали изучать историю и культуру своего народа? Если Ваш ответ — да, то Вас ждёт хорошее будущее.

-Готовы ли Вы заниматься расширением знаний о своём этносе? Если да, то и в глубокой старости  ваши дети и потомки будут гордится вами.

Если вы думаете, что время и средства следует  тратить только на дела, приносящие доход, то,   с точки зрения, материального благополучия у Вас всё будет хорошо.

Но придёт время, когда Вы откроете для себя простую истину, что вся бурная жизнь была потрачена на бесконечную  гонку за иллюзиями благополучия.

А где-то рядом с Вами, будет жить несуетливый сосед, которого вы всегда почему-то считали неудачником. А однажды, совершено случайно Вы встретите его на улице с внучкой. Это милое создание будет шумно и со  смехом, на всю улицу, рассказывать деду о прошедшем уроке корейского языка.    Вы заметите на его лице искреннюю радость, а  в глазах блеск, который бывает только у счастливых людей, и возможно Вам захочется оказаться на его месте.

Я был на месте того счастливчика, когда в течение 4-х лет изучал вместе с дочкой  родной язык и культуру на специальных курсах.    Это были самые счастливые годы, ибо мне удалось внести в её жизнь гармонию. Она не может быть  полной, когда идёшь по сытой жизни в стороне от того за что наши предки отдавали свои жизни.

Только сейчас, когда мне за 60, я полностью осознаю, что по ценности,  это дело  было самым  наиважнейшим среди многих, что мне удалось свершить.

Каждому из Вас я желаю испытать  это сильное, ни с чем не сравнимое чувство победителя над системой, которая хотела  чтобы я жил только ради хлеба и зрелищ. Фигушки ему и ха ха ха!