Не скажешь, что жизнь Владимира Кима протекала спокойно и размеренно. Напротив, она отличалась крутыми поворотами, а порой судьба готовила ему самые невероятные виражи.

В незапамятные времена его предки были вынуждены покинуть родные края и переселиться на дикий в то время российский Дальний Восток, где ещё одной обрусевшей корейской семьёй стало больше.

Когда в 1920 году в Никольске был расстрелян выдающийся деятель антияпонского движения Чхве Джэхён (книга о нём, написанная его внуком Валентином Цоем, выпущена в Москве), один из его ближайших соратников — Василий Лукич Хан — оказался вынужденным вместе с семьёй бежать от преследований японских  оккупантов в Китай. Это был дедушка Владимира Ким по материнской линии.

Чхве Джэхён, занимавшийся и большой просветительской деятельностью, в своё время направил Владимира Федотовича Кима, отца автора романа, в числе наиболее талантливых учеников в Казанскую семинарию. Тому в двадцатых годах вместе с родными, которые были близки с семьёй Чхве Джэхёна, пришлось также уехать в Китай, в город Харбин. Там — то в 1930 и родился восьмым ребёнком в семье Владимира Федотовича Кима и Надежды Васильевны Хан автор романа.

После освобождения Кореи большая семья Кимов переехала в город Пхеньян, где Владимир закончил школу. Его дальнейшим планам не дала осуществиться вспыхнувшая в Корее война. В эти горячие годы и началась трудовая биография Владимира. — он стал переводчиком и журналистом.

В середине пятидесятых годов всё больше так называемых советских корейцев начали возвращаться в Советский Союз из Кореи, куда они были направлены для оказания помощи исторической родине в строительстве социалистического общества. Вернулась и семья Кимов. Владимир вместе с родителями переехал в Магадан, где проживали братья матери.

Здесь на Крайнем Севере, произошло становление Владимира Кима как  журналиста. Он исколесил Колыму и Чукотку, бывал в других странах. Частые командировки позволили ему познакомиться со множеством людей, разными характерами и необыкновенными судьбами, накопить в журналистском блокноте богатейший материал, который в дальнейшем ему очень пригодился.

К сожалению, не раз приходилось сталкиваться и с людьми, недоброжелательно относящимися к корейцам. Владимиру было обидно слышать плохое о своих соотечественниках, а ещё больше он страдал, когда на деле подтверждались негативные черты характера соплеменников.

Может быть, именно поэтому и зародилось у Владимира мысль написать книги, опровергающие нелестное мнение о корейцах. И он стал писать. Его герои, корейцы, далеко не идеальны. Они подвержены тем же страстям и страстишкам, что и другие люди. Но в них всегда живо чувство гордости за свою нацию, и многие из них достойны подражания.

После появления книги «Кровавый круг», второй роман Владимира Ким «Тайны чёрного дракона», с которым я познакомился в рукописи, должен увидеть свет в Алматы.

Я бесконечно счастлив, что в лице Владимира Кима нашёл единомышленника, который воплощает в жизнь моё заветное желание — написать правду о корейцах. И мне кажется, что автор на верном пути. Произведения Владимира Кима, помимо исторически правдивого содержания, наполнены романтикой приключений, что делает их более интересными и, как теперь говорят, читабельными. Хочется пожелать автору дальнейших творческих успехов.

П.А. Пак Ир

профессор-кореевед