ОТРЫВКИ ИЗ КНИГИ АЛЕКСАНДРА ОКОРОКОВА «СЕКРЕТНЫЕ ВОЙНЫ СОВЕТСКОГО СОЮЗА»-3

 

После освобождения северной части Кореи частями Советской армии, по личному указанию И.В. Сталина Ким Ир Сен был «избран» в руководители Северной Кореи. В декабре 1945 года он занимал пост председателя Северокорейского оргбюро Компартии Кореи; в феврале 1946 года – председателя Временного народного комитета Северной Кореи. И, наконец, в сентябре 1948 года Ким Ир Сен стал главой Корейской Народно- Демократической Республики (КНДР). «Куратором» молодого вождя с 1945 по 1946 год был начальник отдела спецпропаганды политуправления Дальневосточного фронта подполковник Г.К. Меклер [1052].
Вот как описывает свою первую встречу с будущим корейским вождем Г.К.Меклер.

«Как только в середине августа 1945 года наши войска освободили Северную Корею и Маньчжурию, я, в то время начальник 7-го отдела Политуправления 1-го ДВФ, был вызван к командующему фронтом маршалу Кириллу Мерецкову и члену Военного совета генерал-полковнику Терентию Штыкову (в ноябре 1948 г. стал первым послом СССР в КНДР). Маршал в ходе непродолжительной беседы сказал: «Под Хабаровском у нас есть китайская бригада во главе с Чжоу Баочжуном. Она состоит из двух основных батальонов: китайского и корейского. Мы должны поехать туда и познакомиться с ней. Проведем там занятия. Ты возьмешь на себя комбата Кореи, а я – Китая. Поговори со своим, всесторонне проверь, что он из себя представляет, на что способен».

Видимо, уже тогда командование из докладов Разведотдела фронта кое-что знало про Ким Ир Сена, который как раз и являлся корейским комбатом. Но для чего он ему был нужен, ничего не сказали. Хотя из разговора следовало, что эта бригада ценная.

На следующий день мы оказались в бригаде, и я впервые встретился с Ким Ир Сеном. Не думал и не гадал я тогда, что судьба предоставила мне уникальную возможность участвовать в выборе будущего главы нового государства и вскоре на целый год стать его советником и даже помощником.

Оказалось, что Ким Ир Сен, правда, звали его в то время по-китайски по-другому (Цзин Жичен или Цзин Тичек. – А.О.), знал не только свой, корейский, язык, но и хорошо владел китайским и немного русским. С акцентом, но разговаривать с ним было можно. Других языков он не знал, но, главное, показал в ходе беседы со мной зрелость в размышлениях, в оценке событий и т. д. Мы познакомились и с подчиненными. Поприсутствовал на одном из занятий, которое проводил сам Ким Ир Сен. Мне он показался требовательным, внимательным, уважаемым и даже любимым среди бойцов.

В общем, эти качества, которые я обнаружил при посещении бригады, я и изложил в своей докладной на имя маршала. Как оказалось, мое мнение было решающим в выборе кандидатуры Ким Ир Сена» [1053].

По плану Москвы Корея должна была стать советским опорным пунктом в Восточной Азии и проводить внешнюю политику, ориентированную на союз с СССР, Китайской Народной Республикой (КНР) и другими социалистическими странами. Для решения этой задачи (а также в связи с нехваткой собственных национальных кадров) в страну были направлены специалисты из числа корейцев, проживавших в это время в СССР. Каждому из них, в свою очередь, был придан русский советник. Отметим, что секретный спецнабор этнических корейцев в Советскую армию был начат еще в начале лета 1945 года. Главным образом он касался советских корейцев, проживавших в Казахстане и Узбекистане.

Касаясь этого вопроса, интересно привести выдержку из интервью с П.А. Пак Иром, бывшим «политическим наставником» Ким Ир Сена [1054]. Осенью 1946 года он был вызван в Москву из Алма-Аты, где работал в университете, и направлен в составе группы советских корейцев в Пхеньян.

«Нас вызвал зам зав. отделом ЦК ВКП(б) И.П. Калинин (позже он признался, что служил в свое время в ОГПУ) и предложил выбрать старшего группы. Выбор пал на меня, поскольку никто лучше меня не знал корейского и русского. Всем нам дали документы МОПРа – Международной организации пролетарских революционеров, одели, обули, обучили, в том числе и этикету, а потом отправили во Владивосток.

Там нас принял генерал-полковник Терентий Фомич Штыков – заместитель командующего войсками Приморского военного округа по политчасти, бывший в свое время вторым секретарем Ленинградского обкома партии [1055]. Его помощник зачитал список назначений: человек десять из нашей группы получили должности заместителей министров. Ну а я был назначен проректором Пхеньянского университета и председателем оргкомитета по созданию Академии наук Северной Кореи. Потом выяснилось, что фактически меня назначили ректором, так как почетным ректором числился тогдашний глава парламента Ким Ду Бон.

Всего же в Пхеньян было направлено примерно триста человек. Все они заняли различные руководящие посты, как, например, министр иностранных дел Нан Ир, работавший до того сельским учителем математики под Ташкентом, или же генеральный прокурор республики Цай [1056]. За весь период в Корее находилось 438 человек из числа советских корейцев. Среди них Тен Сян Дин, ставший министром культуры, лейтенант Советской армии Тян Хак Тон, занявший пост министра просвещения КНДР, советский гражданин А.И.Хегай, получивший имя Кан Сан Хо. В Северной Корее он возглавлял различные партийные и государственные органы (последняя его должность – заместитель министра внутренних дел, звание – генерал-лейтенант). Бывший советский разведчик Ю Сон Чхоль занимал различные должности в военном командовании КНДР – был начальником оперативного управления Генерального штаба Корейской народной армии. Советский гражданин Пак Пен Юль возглавлял созданное политическое училище в Кандоне, а советский кореец Ким Чхан занимал высокий пост в финансовом управлении. Во главе Генерального штаба стоял бывший партизан Кан Гон, служивший вместе с Ким Ир Сеном в 88-й отдельной стрелковой бригаде. Полный контроль над службой безопасности, которая стала создаваться в 1946 году при непосредственном участии НКВД СССР, осуществлял приехавший из Советского Союза Пан Хак Се. Три должности: начальника Военно-медицинского управления Корейской народной армии, заместителя министра здравоохранения и заместителя министра обороны КНДР, занимал генерал-лейтенант Ли Тон Хва – бывший майор Советской армии, носивший ранее имя Василий Федорович Ли.
Главная задача прибывших, вспоминает П.А. Пак Ир, была сформулирована генералом Штыковым – «насаждать советскую общественную систему в Северной Корее с учетом местных особенностей» [1057]. Это было важным заданием, так как, по словам П.А. Пак Ира, даже Ким Ир Сен, к слову сказать, обладавший феноменальной памятью, слабо ориентировался в вопросах марксизма-ленинизма. Да и корейским языком, прожив долгое время в Китае, он владел недостаточно хорошо.

 

Пак Ир Петр Александрович — до 1946 года – старший преподаватель кафедры марксизма-ленинизма Казахского университета. С 1946-го по март 1948 года был проректором Пхеньянского университета и председателем оргкомитета по созданию Академии наук Северной Кореи. Одновременно являлся «учителем» марксизма-ленинизма у Ким Ир Сена и Ким Ду Бона. После возвращения в СССР продолжал работать в Казахском государственном университете. В 1992 году проживал в Алма-Ате.