Как-то так получалось, что с детства самое противное для меня было свободное время- когда нечего делать и время тянется до бесконечности. Меня никуда не водили и я был сам по себе. Я не знал, что такое ясли, детсад, нулевой класс, няня и воспитатели. Это были 60-е годы. Видимо, корейцы только-только отошли от шока репрессий и просто тихо жили.

Другое дело, когда началась учёба в школе! Поначалу было интересно, а потом я понял, что в ней нет никакой свободы и опять стало противно.

Вот не помню как учился, но точно могу сказать, что самое запоминающееся происходило после школы. Наверное потому, что всё послешкольное было похоже на свободный полёт, где никто тебе не указ.

Детская интуиция улавливала нужную информацию и поведение, исходящую от окружающих меня людей, а хваткая память избирательно отсортировывала нужное от ненужного. Я рос в семье, где было на кого равняться. Были и элементы воспитательного рукоприкладства, но в моём случае это было оправдано.

Сейчас я хорошо понимаю, что человек по настоящему живёт не тогда, когда исполняет, или выполняет чьё-то решение, задание или указание, а тогда, когда реализовывает самолично принятое решение,  идёт к цели, которую сам себе поставил, пришёл к собственному умозаключению, независимо от общепринятого взгляда по тому или иному вопросу.

Хорошему исполнителю сложно генерировать новые идеи — он по привычке ждёт указаний, советов от близких и друзей, или выбирает путь подражания.

Можно ли быть счастливым не принимая собственных решений и реализовывая их? Конечно, нет.  Но условием генерирования собственных, является  внутренняя свобода, а как она формируется?

Человек рождается свободным и по мере взросления он или остаётся таковым, или с помощью взрослых воспитателей, учителей и самых близких для него людей становится, в общепринятом понимании, хорошим и исполнительным, а потому, на мой взгляд,  несчастным человеком.

 

Для меня это очень актуально в связи с появлением у меня два года назад внучки Алисы. У ней явно выражены все признаки свободного, а значит, счастливого человека. Мне очень хочется, чтобы это  её состояние сохранилось, ибо точно знаю, как это важно для её самореализации.

У меня нет точного рецепта или сценария, но есть стратегия, что буду присматриваться к тому, что ей нравится делать и тогда уже как-то реагировать,  путём расширения возможностей этим заниматься глубже. При этом, нужно и самому пытаться вникнуть в это дело и участвовать.

Предполагаю, как важно много и по-серьёзному с ней разговаривать, что-то обсуждать, что-тот вместе делать и сооружать.

Одним словом, совместное деяние по разным направлениям, наверное, самое надёжное и правильное, чтобы увидеть те или иные склонности пришедшего на землю новичка жизни.