«Как-то в разговоре с журналистом американского радио я рассказал о замысле написать о депортированных корейцах и спросил, не может ли заинтересовать эта тематика его редакцию для создания в будущем радиопередачи или композиции. Но тот ответил, что американцы, сами в прошлом переселенцы, стараются избегать воспоминаний об этом: они мол, не любят неудачников, имея при этом ввиду  корейцев, не по своей воле оторванных от родной земли и рассеянных по белу свету.

            Этот разговор ещё более утвердил меня в решении написать книгу. Мне захотелось доказать себе, моим соплеменникам, оказавшимся вдали от исторической родины, и «знатокам», что выражение «неудачники» искусственно приклеено к корейцам, во всяком случае к тем, кого до недавнего времени называли «советскими» и кого наградил страшным клеймом «японские шпионы» «великий отец народов». Показать, что никакие злые силы не смогли  лишить нас национального достоинства и права гордо называть себя корейцами».

 

 

 

 

Мой дядя Вова

                                                           Иллария Чагай (Казахстан)

 

           Кем он был для меня? Самый младший по возрасту из   папиных братьев, друг моего старшего брата. Человек, который был очень интересен и талантлив во всех его проявлениях. Человек, который писал.

Я счастлива, что мне довелось прикоснуться к его творчеству, что я смогла внести хоть малую толику помощи в его титанический труд над редактированием и изданием его книг.

Владимир Ким родился 16 сентября 1930 года в китайском городе Харбине, куда переселились его родители из России после Октябрьской революции и который стал почти русским городом. Несколько районов были целиком заселены русскими. Даже в русских учебных заведениях учились многие китайские дети, ибо без знания русского языка в то время там трудно было прожить

Вот в этом городе родился Владимир. Его родители вместе со всей семьей переехали туда из Дальнего Востока России в 1925 году. Это была вынужденная поездка из-за болезни его матери. Тогда у них не было достаточно средств, а в Маньчжурии жили родственники, которые уехали в Харбин раньше них и открыли ресторан и хорошо зарабатывали. Узнав о болезни Надежды Васильевны, они вызвали ее туда.

В Магадане, где Владимир работал в средствах массовой информации более тридцати лет, он приобрел огромный опыт пишущего человека, умение раскопать самую суть проблемы. Он чаще всего писал проблемные статьи и материалы на моральные темы. Выйдя на пенсию, В. Ким перебрался в Алма-Ату, где в большинстве своем жила семья Кимов, его братья и сестры с семьями.  Здесь очень пригодился накопленный за долгие годы работы журналиста богатый жизненный опыт, который Владимир в полной мере использовал  в литературном творчестве.

В Алматы издано семь произведений В. Кима: пять при жизни писателя и два после его кончины. В этих книгах в судьбах героев причудливо переплетаются драматические периоды жизни корейского народа.

«Кровавый круг» рассказывает о судьбе  молодого корейца, который волею судеб во времена японской оккупации Кореи оказывается на японских островах.

В книге «Тайны черного дракона» на примере изломов судеб четверых молодых корейцев говорится о трагическом периоде репрессий и  массового переселения корейцев с Дальнего Востока в республики Средней Азии и Казахстана. Большое влияние на В. Кима оказал Пак Ир Пётр Александрович. Он убедил Владимира Владимировича в том, что выбор темы «Тайны черного дракона» очень правильный и своевременный, что такие книги необходимы для воспитания молодежи и всех корейцев, которые не знают, как правило, истории корейцев, живущих вне Кореи. Он был одним из первых и строгих читателей этого романа, он высоко оценил вышедшую в печать книгу.

«Загадки Котманду» и «Гроб с начинкой» детективные произведения, но и в них В.Ким верен себе: морально-этические нормы и порядочность, честность – главные ценности автора.

«Символ веры» — последняя книга, которую удалось издать при жизни писателя. Для Владимира Владимировича эта книга была особенной. Многие его романы и повести носят частично автобиографический характер. Таким был и «Символ веры». Роман «Символ веры» был напечатан благодаря Н.Д. Ге и В.И. Нама.

Последними книгами, написанными В.В.Кимом, были «Феникс» и «Коня златая голова». Эти книги были изданы  усилиями В.И. Нама, большого почитателя таланта писателя, фаната Шелкового пути и вообще хорошего человека. Собственно идея создания литературного киносценария «Коня златая голова» о Шелковом пути принадлежит Валерию Илларионовичу. Эта книга о рукотворном чуде – Шелковом  пути. Здесь причудливо переплетаются судьбы героев и трусов, честных тружеников и подлецов. Как и во всех произведениях В. Кима немного детектива, немного фантазии и много любви. И самое главное — это гимн труду. Гимн подвигу человеческого труда.

В.В. Ким оказался востребованным писателем. Он получал немало писем с просьбой написать продолжение к книгам или поскорее написать новую книгу.

В популяризации творчества В.Кима очень большую роль сыграли Р. Серсенбаев, напечатавший в альманахе «Аманат» две книги «Загадки Котманду» и «Гроб с начинкой» и Н. Ге, Председатель алматинского общественного объединения «Потомки борцов за независимость Кореи «Докнип». Николай Денисович Ге знакомит с творчеством В. Кима корейскую молодежь Казахстана и постсоветского пространства. Очень многих заинтересованных читателей он обнаружил в Бишкеке.

После ухода В. Кима в его портфеле осталось немало написанных и неопубликованных книг. Это «Дачники», «Где находится смерть», «Клоунада без клоунов», «Стрип-стрип», «Четвертая вершина треугольника».  Очень хочется, чтобы и эти книги нашли своего читателя. Многие задумки писателя и его планы, наброски и бесконечные мысли остались невыполненными. Но и то, что стало достоянием широкой читающей  публики, сделало В. Кима известным в корейской диаспоре постсоветского пространства.

Родные и близкие В.В. Кима безмерно благодарны всем, кто помогал В.В. Киму при жизни и не забывает о нем, когда его нет с нами.

 

 

 

Об авторе  книги «Тайны чёрного дракона»

П.А.Пак Ир, профессор-кореевед

(Казахстан)

Не скажешь, что жизнь Владимира Кима протекала спокойно и размеренно. Напротив, она отличалась крутыми поворотами, а порой судьба готовила ему самые невероятные виражи.

В незапамятные времена его предки были вынуждены покинуть родные края и переселиться в дикий в то время российский Дальний Восток, где ещё одной обрусевшей корейской семьёй стало больше.

Когда в 1920 году в Никольске был расстрелян  выдающийся деятель антияпонского движения Чхве Джэхён (Цой Пётр Семёнович)  книга о нём, написанная его внуком Валентином Цоем, выпущена в Москве), один из его ближайших соратников — Василий Лукич Хан — оказался вынужденным вместе с семьёй бежать от преследований японских оккупантов в Китай. Это был дедушка Владимира Кима по материнской линии.

Чхве Джэхён, занимавшийся и большой просветительской деятельностью, в своё время направил Владимира Федотовича Кима, отца автора романа («Тайны чёрного дракона». Сост.), в числе наиболее талантливых учеников в Казанскую учительскую семинарию. Тому в двадцатых годах вместе с родными, которые были близки с семьёй Чхве Джэхёна, пришлось также  уехать в Китай, в город Харбин. Там-то в 1930 году и родился восьмым ребёнком в семье Владимировича Федотовича Кима и Надежды Васильевны Хан автор романа.

После освобождения Кореи большая семья Кимов  переехала в город Пхеньян, где Владимир закончил школу. Его дальнейшим планам не дала осуществиться вспыхнувшая в Корее война. В эти горячие годы и началась трудовая биография Владимира — он стал переводчиком и журналистом.

В середине пятидесятых годов всё больше так называемых советских корейцев начали возвращаться в Советский Союз из Кореи, куда они были направлены для оказания помощи исторической родине  в строительстве социалистического общества. Вернулась и семья Кимов. Владимир вместе с родителями переехал в Магадан, где проживали братья матери.

Здесь, на Крайнем Севере, произошло становление Владимира Кима как журналиста. Он исколесил Колыму и Чукотку, бывал и в других странах. Частые командировки позволили ему познакомиться со множеством людей, разными характерами и необыкновенными судьбами, накопить в журналистском блокноте богатейший материал, который  в дальнейшем очень ему пригодился.

К сожалению, не раз приходилось сталкиваться и с людьми, недоброжелательно относящимся к корейцам. Владимиру было обидно слышать плохое о своих соотечественниках, а ещё больше он страдал, когда на деле подтверждались негативные черты характера соплеменников.

Может быть, именно потому и зародилась у Владимира мысль написать книги, опровергающие нелестное мнение о корейцах. И он стал писать. Его герои, корейцы, далеко не идеальны. Они подвержены тем же страстям и страстишкам, что и другие люди. Но в них всегда живо  чувство гордости за свою нацию, и многие из них достойны подражания.

После появления книги «Кровавый круг» второй роман Владимира Кима «Тайны чёрного дракона», с которым я познакомился ещё в рукописи, должен увидеть свет в Алматы.

Я бесконечно счастлив, что в лице Владимира Кима нашёл единомышленника, который воплощает в жизнь моё заветное желание — написать правду о корейцах. И мне кажется, что автор на верном пути. Произведения Владимира Кима, помимо исторически правдивого содержания, наполнены романтикой приключения, что делает их более интересными и, как теперь говорят, читабельными. Хочется пожелать автору дальнейших творческих успехов.

 

Владимир Ким  в моей жизни

Николай Ге (Казахстан)

 

Человеку, шагающему  по жизни, важно знать, кто он и зачем он в этом мире?

Случайно или нет, в одном из книжных магазинов Алматы я наткнулся на книгу, где ярким жёлтым по чёрному было выведено: ВЛАДИМИР КИМ . «ТАЙНЫ ЧЁРНОГО ДРАКОНА».

Из неё я узнал о жизни корейцев в Приморском крае, их насильственной депортации  в Среднюю Азию и Казахстан и о многом другом. Это «открытие»  перевернуло во мне всё,  и  мои прежние жизненные приоритеты сильно пошатнулись.

Так получилось, что до личной встречи с писателем я прочитал его «Кровавый круг«, а после знакомства — «Символ веры» и «Гроб с начинкой«, плюс отдельные рассказы и повести.

Через его творчество я пришёл к пониманию того, что не по своей воле постсоветские корейцы перестали быть носителями этнических знаний — об истории  и культурологических сегментах  своего народа.

Сложно сказать почему, но совершенно неожиданно он предложил мне быть ведущим  творческого вечера, посвящённого его 75-летию. Свою просьбу он  аргументировал так: «Николай, ты единственный, кто прочитал все мои произведения.  Я  доверяю тебе, понимаешь?». Мог ли я возразить такому Человеку?

Под влиянием мировоззренческих позиций  Владимира Кима я начал изучать корейский язык и теперь, во время встреч с соотечественниками из исторической Родины, мы можем больше понимать друг друга. Нужно ли говорить о том, что это сделало мою жизнь более счастливой и полноценной?

Одной книги «Тайны чёрного дракона»  было бы достаточно для русскоязычных корейцев, чтобы этот писатель стал Учителем для соплеменников, и мы, кому повезло прочитать её,  хотим этого или нет, уже  не сможем быть прежними, ибо он сумел согреть нас теплом наших этнических корней и поднять нас в своих же глазах.

С 26 по 29 апреля 2014 г.  мне  довелось быть в Корее на Международном симпозиуме с докладом по теме о жизни казахстанских корейцев после депортации. Я намеренно взял с собой книгу  «Тайны чёрного дракона» с тем, чтобы, при случае, рассказать о ней гостям из других стран.

Уже на первом ужине мне удалось вызвать интерес к ней у корейской и китайской сторон. Они оперативно размножили её  в 4-х экземплярах и я теперь надеюсь, что в скором времени её смогут оценить на исторической родине и Китае.

Как-то раз Его  Величество Случай распорядился таким образом, что мне довелось сопроводить писателя домой после какой-то корейской тусовки, и  мы быстро нашли общий язык. Таким широким, открытым и добрым людям сразу доверяешь. Я  признался ему, что взахлёб прочитал  все его книги и он тут же пригласил меня к себе в квартиру и выделил из своего авторского фонда все журналы альманаха «АМАНАТ», где была опубликована его последняя книга «Гроб с начинкой». А когда в 2005 г.  появились сложности с изданием  его новой  книги «Символ веры»,  я попросил у него рукопись книги на пару дней, предполагая, что найду спонсоров.  Делая этот шаг, я рассчитывал на Нам Валерия Илларионовича, а меня не надо было уговаривать. При встрече с Валерием я разделил рукопись на две части, и мы  договорились, что каждый прочитает свою и примет решение. Расчёт был верным, и уже через день в квартире писателя мы с ним решили эту проблему. В благодарность  нам выделили 250 экземпляров, которые мы бесплатно раздавали нашим соотечественникам на Днях Памяти борцам за независимость Кореи.

 

Мужественный талант

Вот что говорят об отце Вера и Людмила — дочери В.В. Кима

 День 80-летия Ким В.В.

Несмотря на вынужденную неподвижность и на то, что он был лишен возможности видеть окружающий мир, он всегда был в центре событий, происходящих в нашей семье и в курсе всего, происходящего в мире. С радостным изумлением, словно большой ребенок, он узнавал о технических новшествах – будь то аудиоплеер в 90-е годы, или Интернет в 2000-е и загорался идеями, как бы это привнести в свой быт, ограниченный четырьмя стенами, а часто – стенами больничными.

Становясь счастливым обладателем какой-нибудь технической новинки, он просил, чтобы мы, взяв его руку в свою, показали ему расположение всех кнопок, тумблеров и рычажков, чтобы он мог потом пользоваться этим устройством самостоятельно, не обременяя никого вопросами. Обременять, быть обузой – этого он боялся больше всего и прилагал все усилия своего измотанного болезнями организма, чтобы доставлять окружающим как можно меньше хлопот. Именно он заражал всех своей энергией и бодростью. Он был связующим звеном для всех нас, по утрам и вечерам обзванивая родственников, интересуясь их здоровьем, делами, новостями. Мы до сих пор, узнавая о новых изобретениях или каких-то позитивных событиях, порываемся схватить телефонную трубку, чтобы поделиться новостями с ним, но увы…

Освоив печатанье вслепую на пишущей машинке, он создал несколько романов и детективных рассказов. Вот когда пригодился его богатейший журналистский опыт, его удивительная память, наблюдательность, знание жизни. Красной нитью сквозь все романы проходит гордость за свой народ: «Никакие силы не смогли лишить нас национального достоинства и права гордо называть себя корейцами», — написал он в предисловии к одной из своих книг. Читая его романы, проникаешься уважением к его героям, так же, как и к автору, который, невзирая на все жизненные испытания, сохранил удивительную бодрость и силу духа, оптимизм и молодость души.

Наверное, именно о таких людях написал поэт Гамзат Цадаса:

«И пусть проходят годы, пусть –

Я жизнь недаром прожил.

И чем я старше становлюсь,

Тем становлюсь моложе».

 

 

 Мнение издателя книг В. В. Ким

Роллан Сейсенбаев —  писатель и главный редактор                                альманаха «Аманат» (Казахстан)

 

 

«Владимир Ким – пытливый журналист, талантливый прозаик, а самое главное — человек исключительной отваги и мудрости.

Если расположить все, что написано Владимиром Кимом по времени, получится дистанция примерно в семьдесят пять лет.

А если расположить их по хронологии событий, о которых идет речь, дистанция окажется, по крайней мере, вдвое больше. И перед читателем пройдут многие ключевые эпизоды корейской истории двадцатого века. Переселение корейцев на Дальний Восток, затем в Казахстан и республики Средней Азии.

Им написаны романы и повести. Некоторые из них напечатаны: «Кровавый круг», «Тайны Черного Дракона», «Символ веры», «Гроб с начинкой», «Загадки Котманду», «Дачники», и др.

Мир писателя сотворен просто и ясно. Талантливому художнику слова дано умение связывать общие понятия эстетики и философии, своеобразные черты и национальную самобытность культур корейского, казахского, русского народов с их собственными исканиями и творческими устремлениями.

И то, что возникает в произведениях Владимира Кима как индивидуальное, неповторимое, неожиданное, как некое художественное открытие мира, восходит к первоистокам корейского словесного искусства, к глубинным родникам  национальной культуры.

Сегодня писателям порой не так легко услышать друг друга – слишком велики расхождения не только во взглядах на литературу, но и в общественных взглядах, в мироощущении. Поэтому самое главное для честного писателя – это искренность и тревога за общество, за человека, за судьбы гуманистических идеалов.

Трагизм многих страниц в произведениях В. Кима не имеет ничего общего с капитуляцией перед злом, а вера в человека непоколебима, как ни тягостны социальные обстоятельства, формирующие его жизнь.

Я очень хочу, чтобы на литературном небосклоне ярко светила планета Владимира Кима.

Отважным книгам отважного человека – жить!»

Самым же дорогим подарком для семьи В. Кима и всех почитателей таланта писателя является посмертное издание последних книг «Феникс» и «Коня златая голова» , опубликованные усилиями его преданного  поклонника Нам  Валерия Илларионовича.

В планах поклонников Владимира Владимировича издать все его  неопубликованные произведения.