МЁНГДЁНГ

Неотъемлемым  атрибутом  корейского  похоронного  ритуала  является  мёнгдёнг.  Он  указывает,  кто  лежит  в  гробу.  Недаром  уже  в  наши  дни  корё  сарам придумали  русское  название – «паспорт  гроба».  Ну,  а  когда  мёнгдёнг возник – достоверных  научных  данных  не  существует.

В  разделах  «Мёнгдёнг»,  «Традиционные  национальные  праздники»  использованы  публикации  известного  журналиста,  писателя,  знатока  этнографии  Кореи  Тен  Дян  Гира.

 

Назначение  мёнгдёнг

Корейских  похоронных  атрибутов  очень  много.  Большинство  корё  сарам про  них  давно  забыли.  И  почти  единственное,  что  они  ещё  помнят – это  мёнгдёнг.  Да  и  то  некоторые  противники  национальных  традиций  на  страницах  прессы  призывают  отменить  этот  атрибут  как  «устаревшую  дань  усопшему».  Дескать,  он  «уже  изжил  себя»,  «пусть…отмирает…такой  некролог».  И  доходят  до  фарисейской  риторики:  «Какая  разница,  под  каким  боном уйдет  человек  в  мир  иной?»

И  невдомек  им:  мёнгдёнг – не  некролог  и  не  дань.  Он  имеет  прикладной  смысл.  Ведь  со  временем  могила  может  быть  разрушена  наводнением,  оползнем,  актами  вандализма,  войной, наконец.  И  отыскать  могилу  можно  только  по  паспорту.  Как  видим,  мёнгдёнг имеет  назначение  практическое.

В  доме,  где  лежит  покойник,  «паспорт»  ставят  на  левой  стороне  от  него,  перед  ширмой  (или  можно  вешать  на  нее).

В  последнее  время  часто  можно  видеть  такое:  для  удобства  крышку  гроба  выносят  уже  укрытой  сверху  мёнгдёнг.  В  таком  виде  везут  до  кладбища,  так  и  опускают  в  яму.  Этого  делать  не  следует.

Нужно  в  «паспорт»  заправить  реечки  на  его  ширину – сверху  и  снизу  и  привязать  верхнюю  к  верхнему  концу  шеста (длиной  три  метра)  так,  чтобы  можно  было  поднять  его  в  продольно  висячем  виде,  как  вымпел.  В  таком  положении – при  выносе  гроба  из  дома – полотнище  несут  впереди  похоронной  колонны (хотя  бы  до  катафалка),  чтобы  люди  видели  и  знали,  кого  хоронят,  какому  роду  усопший  принадлежал.  В  этом  ещё  одно  из  основных  назначений  мёнгдёнг.

Прибыв  на  кладбище,  тот,  кто  держит  «паспорт»,  возглавляет  шествие  до  места  захоронения,  ставит (втыкает  в  землю)  рядом  с  ямой.  После  того  как  покойника  опустили  в  могилу,  «паспорт»  освобождают  от  палочек  и  накрывают  им  гроб – надписью  вверх.  Начало  текста – у  изголовья.  При  засыпке  ямы  шест  держат  вертикально  в  центре  ямы – для  ориентировки.  После  возведения  могильного  холмика  «флагшток»  и  палочки  сжигают.

Ясность  в  спорные  вопросы  вносит  Указ  президента  Республики  Корея (за № 7637  от  30  мая  1975 г.  и  с  уточнениями — №11671  от  30  марта  1985 г.)  в  ст. 8  п.2,  мы  читаем:  дома  «мёнгдёнг ставят  рядом  с  гробом…».  В  ст.15 п.2,  сказано,  что  в  похоронной  процессии «порядок  движения  гроба  следующий:  впереди  несут  фото (покойника),  за  ним  —  мёнгдёнг…»

 

 

Как  написать  мёнгдёнг

 

Его  пишут  белым  цветом  вдоль  красного  полотна (конечно,  лучше  из  шелка)  размером  примерно  2  метра  на  70  сантиметров.

Допустим,  фамилия  покойного  мужчины – Ким.  Текст  его  мёнгдёнг будет  состоять  из  шести  слогов:  «Хаксэнг  Ким  гонг  ди  гу».  Первое  слово  означает,  что  он  при  жизни  не  имел  должности (общественного  положения),  «гонг»  («господин») указывает  на  его  пол,  «ди» примерно  соответствует  окончанию  родительского  падежа  в  русском  языке,  «гу» означает  гроб.  Получается:  «Гроб  господина  Кима  без  общественного  положения».  Как  видим,  бон (местность  происхождения  рода  (родоначальника  фамилия)  или  ее  ветви)  здесь  не  указан.  А  их – бон – в  большинстве  случаев  у  одной  и  той  же  фамилии  ой  как  много!

На  женском  мёнгдёнг пишут  восемь  слогов,  например:  «Юин  Мил  янг  (Мирянг)  Пак  си  ди  гу». Расшифровывается  это  так:  «юин» подразумевает  женщину,  не имевшую  при  жизни  общественного  положения  или  являвшуюся  женой  мужчины  без  должности,  Мирянг – бон (город  на  юге  Кореи),  «си» — «госпожа» (в  данном  случае – показатель  пола).  Таким  образом,  перевод  будет  выглядеть  так:  «Гроб  госпожи  Пак без  общественного  положения  из  рода  Мирянг».

Выше  мы  познакомились  со  старинными  формами  надписи  на  «паспорте».  Однако  жизнь  не  стоит  на  месте.  В  последние  десятилетия  в  Южной  Корее  все  шире  утверждается  тенденция  писать  и  на  мужском  мёнгдёнг так  же,  как  на  женском, — не  шесть,  а  восемь  слогов.

С  чем  это  связано?  Для  средневековых  населенных   пунктов  Кореи  было  характерным  компактное  проживание  родственников.  В  условиях  неразвитой  инфраструктуры  большинство  людей  жили  без  активных  дальних  передвижений,  сравнительно  замкнуто.  В  общем-то,  где  рождались,  там  и  умирали.  Или  где-нибудь  не  очень  далеко.  И  поэтому,  например,   Кимы,  придя  на  кладбище,  кланялись  перед  всеми  могилами  однофамильцев  без  разбору.  Даже  если  при  их  жизни  не  были  с  ними  знакомы:  все  равно  по  генеалогии  они  ведь  одного родства.  Тем  более – на  фамильном  кладбище.

В  наше  время  (глобализация!)  корейцы  живут  по  всему  миру – поди  разберись,  на  кокам  континенте  и  чей  родственник  лежит.  Поэтому  для  ясности  стали  добавлять  бон (два  слога)  и  в  мужском  мёнгдёнг.  Допустим,  бон у  воображаемого  КимаКимхэ (город  на  юге  Кореи).  Теперь  его  мёнгдёнг выглядит  так:  «Хаксэнг  Кимхэ Ким  гонг  ди  гу».

Слово  «хаксэнг» по-русски  переводится  и  как  «ученик».  На  этот  счет  есть  и  другое  суждение:  сколько  бы  ни  прожил  человек  на  земле,  он  уходит  не  познавшим  всего,  то  есть  учеником.  Тут  уместно  напомнить  слова  мудрого  Конфуция:  «…Как  я  могу  знать,  что  такое  смерть,  если  я  не  знаю,  что  такое  жизнь…»

Это  одна  сторона  медали.  Другая,  как  видели  выше, — слово  «хаксэнг» (синоним  отсутствия  социального  положения).  Раньше  вместо  него  аккуратно  указывали  чин  или  должность.  Но  с  упразднением  в  Корее  сословного  общественного  строя  во  многих  случаях  начали  писать  скромно  «хаксэнг» и  «юин». Противники  же  продолжают  по-старому.

Так  как  же  быть  с  чином,  должностью,  общественным  положением – указывать  или  нет?

Вопрос  не  такой  уж  простой.  Корейский  этикет  прошел  сложный  путь  развития.  На  него  влияли  и  буддизм,  и  конфуцианство,  и  чжусианская  философия,  и  режим  японской  оккупации,  а  после  освобождения  страны – наводнение  западной  культуры.  Порой  сами  корейцы  пренебрегали  родными  традициями.  В  результате  страна  тонула  в  ритуально-этническом  хаосе.

Сегодня  в  Корее  издается  на  данную  тему  много  книг,  призванных  упорядочить  культурные  ценности.  К  сожалению,  они  иногда  противоречат  друг  другу.  Правда,  большинство  сходятся  в  одном – в  «паспортах»  надо  указывать  чины  и  должности  (общественное  положение).  Но  при  этом,  опять-таки,  одни  настаивают  на  добавлении  бон  в  мужском  мёнгдёнг,  другие – против.

Как  же  быть?  Прислушаемся  к  патриарху  современного  корейского  этикета,  президенту  Корейского  института  обрядов,  члену  правительственной  комиссии  по  семейным  ритуалам  Ким  Дык  Дюнгу.  Корифей  дает  четкие  формулы  мёнгдёнг.  Для  умершего  мужчины,  например,  Кима  без  чина  он  предлагает  писать  так:  «Хаксэнг  Гимхэ  Ким  гонг  ди  гу» (восемь  слогов);  для  усопшей  же  женщины  без  должности,  а  также  для  той,  у  мужа  которой  общественного  положения  нет (не  было),  —  «Юин  Мирянг  Пак  си  ди  гу».  Обратим  внимание:  оба  варианта  с  бон.

Корифей  продолжает:  при  наличии  должности,  даже  самой  невысокой,  её  нужно  указывать.  Причем (так  же  как  и  в  случае  без  чина)  в  отличие  от  старины  ныне  желательно  писать  не  только  фамилию,  но  еще  и  имя,  например: «Директор  Гимхэ  Ким гонг Николай  ди  гу». Под  «чином»  имеются  в  виду  различные  должности,  звания, наименование  профессий,  «специальностей (начальник,  менеджер,  профессор,  врач,  журналист,  писатель,  инженер,  артист,  учитель  и  т.д.  и  т.п.).

В  женском  мёнгдёнг,  если  у  покойницы  должности  не  было,  но  муж  имел  ее,  то  надо  писать  «буин» вместо  «юин», причем  с  добавлением  имени,  например: «Буин  Мирянг  Пак  си  Татьяна  ди  гу». А  если  у  нее  при  жизни  общественное  положение  было,  то  мёнгдёнг  будет  выглядеть,  например, так: «Врач Мирянг Пак  си  Татьяна  ди  гу».

В  конце  концов,  какой  из  вариантов  выбрать – дело  вкуса  читателя.